Долина пауков

Тема

Уэллс Герберт

Г. Уэллс

Около полудня трое преследователей, обогнув крутой изгиб реки, очутились в виду обширной годной долины. Трудная извилистая каменистая Дорожка, по которой они так долго неслись за беглецами, перешла в широкий скат. Все трое, оставив след, поехали к небольшой возвышенности, поросшей масличными деревьями, и остановились: двое из них - несколько поодаль от ехавшего впереди человека, на лошади которого была украшенная серебром уздечка.

Несколько минут путники всматривались в широкое пространство, открывавшееся перед ними. Оно уходило все дальше и дальше, и однообразие пустыни, покрытой пожелтевшей травой, только изредка прерывалось группами засохших колючих кустов и следами теперь высохших русел временных потоков. Красноватая даль наконец сливалась с синеватыми скатами отдаленных холмов, может быть, даже покрытых зеленью. А над ними, держась на невидимом основании, будто действительно вися в воздухе, высились одетые снегами вершины гор, становившиеся все выше и опаснее к северо-западу, где бока долины суживались.

На западе же долина была открыта до того места, где темное пятно на небе указывало на начало леса. Но трое людей смотрели не на восток и не на запад, а прямо перед собой.

Сухощавый человек с рассеченной губой заговорил первым,

- и в его голосе слышалось разочарование:

- Нигде не видать. Да ведь, правда, у них был целый день впереди.

- Они не знают, что мы гонимся за ними,- сказал маленький человек на белой лошади.

- Она-то, наверное, знает,- с горечью сказал предводитель и подумал:

"И все же они не могут продвигаться быстро. У них всего только один мул, а из ноги девушки весь день сочилась кровь...".

Человек на лошади с серебряной уздечкой бросил на худощавого свирепый взгляд:

- Ты думаешь, я не понял этого?-- огрызнулся он.

- А все же это не без пользы,- прошептал маленький как бы про себя.

Худощавый с рассеченной губой невозмутимо смотрел вдаль:

- Они не могли уйти из долины,- сказал он.- Если нам поехать поскорее...

Он взглянул на белую лощадь маленького и замолчал.

- К черту всех белых лошадей,- сказал человек на лошади с серебряной уздечкой и обернулся на животное, к которому относилось проклятие.

Маленький взглянул вниз между ушами своего белого коня.

- Я сделал все, что мог,- сказал он. Двое других опять начали вглядываться .в долину. Худощавый провел обратной стороной руки по рассеченной губе.

- Вперед! - вдруг приказал обладатель серебряной уздечки. Маленький вздрогнул, натянул поводья, и копыта трех лошадей чуть слышно и часто застучали по густой высокой траве, направляясь с холма - обратно к следу, вниз.

Всадники осторожно спустились с длинного ската и, проехав сквозь чащу покрывавших скалы колючих кустов со странными, как бы роговыми ветвями, очутились на ровном месте внизу. Здесь след виден был очень слабо, потому что земля лежала тонким слоем и единственным покровом была засохшая трава, торчавшая из почвы. Однако, зорко всматриваясь, свесившись с шеи лошадей и часто останавливаясь, всадникам удалось найти след беглецов.

Попадались вытоптанные места, сломанные и согнутые стебли сухой травы и местами достаточно ясные отпечатки ног. Вскоре предводитель увидал кроваво-бурое пятно там, где, вероятно, ступила девушка-креолка. И здесь он про себя выругал ее сумасшедшей.

Сухощавый ехал по следу передового, а маленький человек на белой лошади следовал позади, погруженный в свои думы. Все ехали гуськом, человек на лошади с серебряной уздечкой показывал дорогу, и никто не говорил ни слова. Через несколько времени маленькому человеку на белой лошади подумалось, что кругом очень тихо.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора