Младший брат Солнца

Тема

---------------------------------------------

Бережной Василий Павлович

Василий Павлович Бережной

ИСПЫТАНИЕ

Бункер был обставлен с такой роскошью, что больше был похож на салон в фешенебельном отеле. Стены обшиты буковыми досками, полированная мягкая мебель, массивные люстры дневного света, большой бар с батареями бутылок, искрившихся всеми цветами спектра. И все-таки Терри было здесь не по душе: за всем этим ощущала она дыхание холодного бетона и влажной земли. Окутав шалью декольтированные плечи, окинула присутствующих взглядом темных глаз. Боже, сколько здесь военных! А кабина лифта каждые три-четыре минуты доставляет все новые и новые группы.

- Тебе холодно, милая? - спросил Дэвид. - Здесь не меньше двадцати градусов. Не выпьешь ли мадеры?

"Много и быстро говорит, - подумала она. - Кажется, чем-то взволнован... Да я и сама... Дрожь пробирает..."

- А в мадере разве больше?

- Двадцать плюс восемнадцать - это уже ничего, - сострил Дэвид.

Мадера и на самом деле немного согрела, но нервного напряжения не сняла. Оно чувствовалось и в движениях ученых и военных ("секретные люди" - так про себя называла их Терри), обозначено было на их лицах и даже как бы висело в воздухе. Тревожное ожидание словно парализовало всех, пожалуй, кроме одного только Дэвида.

Терри улавливала едва заметные торжествующие блики в его глазах, казалось, он вот-вот расхохочется и громко выразит свою радость. А чему, собственно, радоваться? Если бы он изобрел что-нибудь полезное для человечества... А то - еще одна бомба. Ах, Дэвид, Дэвид! В тридцать лет - физик с мировым именем, участник международных конгрессов защиты мира, и вдруг...

Глаза Терри наполнены печалью. Что случилось с ее мужем? Почему стал скрытным, замкнутым? Она, конечно, понимает, что та степень секретности, которая царит здесь, накладывает отпечаток и на характер, но все-таки... Раньше он ничего не скрывал от нее, а теперь... Даже контракт подписал не посоветовавшись. Только уже здесь, когда они оказались на этом злосчастном острове, сказал что-то о важности, необходимости и историческом значении исследований, кокоторыми взялся руководить. Надо же: орудия разрушений и - историческое значение. Неужели это он, ее Дэвид? Какой смысл? Зачем играть с огнем?

Для Терри прозвучало как гром среди ясного неба, что проект С-2 полностью финансирует расистское правительство Южной Республики. Она страшно возмутилась и хотела сразу же вернуться домой, порвать с Дэвидом. Однако он ее уговорил: "Пойми, я ненавижу их не меньше, чем ты, но ведь нужно, поверь, это нужно... для меня, для нас!" Понять что-нибудь было трудно, но она поверила, хотя сама не знала, как это произошло: неужели ее Дэвид, рафинированный интеллигент, ученый, которого, кроме науки и семьи, ничто на свете не интересовало, вдруг сделался корыстолюбцем? И хотя гонорар и ее самое ошеломил - пятьдесят миллионов долларов до успешного испытания и сто пятьдесят миллионов после завершения проекта, - Терри была убеждена: счастья ни за какие сокровища не купить... А в погоне за миллионами и жизнь погубишь. И вообщб на этом острове - как в тюрьме...

Ей до боли, до невыносимости захотелось вырваться отсюда, удрать на катере, на самолете... Но она хорошо знала, что это невозможно, и только безнадежно вздохнула.

Дэвид уже сидел у маленького пульта, установленного посреди зала, и посматривал на часы. Раздвинулись тяжелые портьеры на стене, открывая широкий стереоскопический экран. В бункере погас свет, сразу воцарилось молчание, и Терри увидела волны и услышала их шум. Они набегали на прибрежный песок и ударялись о подножие высокой скалы, которая на маленьком острове казалась горой. Живописные склоны ее поросли кустарником.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке