В пустыне Мохаве

Тема

---------------------------------------------

Ламур Луис

Луис Ламур

Перевод Александра Савинова

ГЛАВА 1

Как только я увидел, что эта черноглазая девушка внимательно смотрит на меня, я тут же пожалел, что не захватил с собой Библию.

Представьте громадного, неуклюжего парня с гор ростом шесть футов и три дюйма, который запросто справляется с дикими мустангами, не говоря уж о простых бычках с пастбищ, но который и понятия не имеет о том, как обращаться с женским полом.

Самый большой комплимент, который я выслушал по поводу своей внешности,- это "некрасивый", однако она смотрела именно на меня своими огромными странными глазами.

На нашей, Саккеттов, родине - в высоких холмах Теннесси - все знают, что если спать с Библией под подушкой, тебя не посмеет тронуть ни одна ведьма. Прежде чем навредить человеку, ведьма должна сосчитать каждое слово в Библии, ну, а этого ей никак не сделать до рассвета, когда она теряет свою злую силу.

Но я еще раз взглянул на эту черноглазую, черноволосую девушку и подумал, что это мне пора считать слова в Библии. Она была среднего роста и такая красивая, что мужчинам, когда они на нее заглядывались, наверняка приходили в голову мысли, которые лучше держать при себе. У нее была самая белая и свежая кожа, какую я когда-либо видел, а губы просто сводили с ума.

Большую часть жизни я шатался по холмам Теннесси да по прериям, и не привелось мне узнать, что такое светская жизнь, но можете мне поверить, что в женских ресницах больше силков и ловушек, чем на всех тропах Теннеси вместе взятых. Каждый раз, как я отводил взгляд от этой черноволосой колдуньи, меня снова тянуло посмотреть на нее.

Правой ногой я покрепче прижал стоящие на полу седельные сумки, напомнившие, что нет у меня времени связываться с женщинами, потому что в них лежало тридцать фунтов золота, и не все оно принадлежало мне.

Хуже всего, что дело, похоже, складывалось неважно. Три дня подряд я замечал за собой облако пыли, как будто кто-то меня преследует, но не хочет нагонять. А это значит одно - впереди меня ждут неприятности.

Ну, я не в первый раз встречаюсь с трудностями. Любой парень с холмов Теннеси, выходивший сражаться за Соединенные Штаты в Гражданской войне, может сказать то же самое, но у меня и после войны случались кое-какие приключения. Кажется, неприятности все время кусают меня за пятки, куда бы я ни поставил ногу, и вот опять: в чужом краю я вдруг нарываюсь на прекрасную черноглазую колдунью.

Она сидела и ела в одиночестве. К ней никто не осмелился подсесть, потому что все за версту чувствовали настоящую леди. Она находилась в суровом и грубом месте в суровое и грубое время, но вела себя так, словно обедала в "Дельмонико" или еще каком модном ресторане на Восточном побережье, не обращая внимание ни на кого. За исключением меня.

На ней не было ни кружев, ни оборочек, как на любой другой моднице, но ее простое платье было пошито из дорогой ткани. Все в ней подсказывало мне поджать хвост и убираться подобру-поздорову, потому что даже хорошая, добрая женщина может причинить человеку столько неприятностей, что вовек не расквитаться, а эта девушка не казалась мне ни хорошей, ни доброй.

Вся штука была в том, что мне некуда было бежать.

Хардивилл вряд ли можно было назвать даже городишком - он состоял из одного салуна, одной лавки и одного отеля у переправы на реке Колорадо. Большую часть года навигация начиналась отсюда, но случалось, пароходы доходили до рудников каньона Эльдорадо или даже до Коллвилла.

На рассвете я намеревался переправиться на пароме на тот берег и податься по тропе Брэдшоу в Лос-Анджелес - в город на краю Западного океана.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора