Человек с того света

Тема

Аннотация: В центре фантастического романа — судьба талантливого ученого Артамонцева, занимающегося исследованием природы Пространства-Времени.

Читатель знакомится с ученым в период его работы в Интерполе. Его деятельностью заинтересовалось Международное Агенство по изучению глобальных проблем (МАГ), круг интересов которого был связан с проблемой Пространства-Времени.

Президент Агенства приглашает Артамонцева на работу, в которую ученый вносит существенный вклад, создав новое техническое решение аппарата по перемещению во Времени. Артамонцев становится первым бихронавтом планеты, человеком, стартовавшим в Пространство-Время.

Он оказывается в 14 веке. Пока бихронавт там находился, в 20 веке проходит 25 лет. Тело его, естественно, не могло быть сохранено.

Ученый возвращается на Землю в ином обличье…

---------------------------------------------

Лев Аскеров

Все бессмысленно. Все неисправно. Наш мир состоит из множества не пригнанных друг к другу шестеренок. И дело здесь не в механизмах, а в Часовщике. Не хватаетЧасовщика.

Антуан де Сент-Экзюпери

Не знаю, право…

Не знаю, кто из двоих моих спецредакторов препроводил предлагаемый вашему вниманию роман этим эпиграфом. Во всяком случае, я к нему никакого отношения не имел. Он был отпечатан на отдельном листке и приклеен к первой странице рукописи.

Может быть, эпиграф предложил ныне здравствующий и находящийся в отставке бывший президент МАГа — Международного Агентства по исследованию глобальных проблем человечества — профессор Сато Кавада?… Вполне возможно.

Не исключено также, что его отпечатал старший научный сотрудник Московского Института Человека, который просил сохранить его инкогнито и не указывать его фамилии…

Комментарии первого и немногие замечания второго читатель обнаружит на страницах этой книги.

Однако считаю необходимым подчеркнуть следующее. Он, эпиграф этот, кто бы из них его не присовокупил к роману, на мой взгляд, как нельзя лучше отвечает замыслу всего повествования.

Вместе с тем, считаю необходимым подчеркнуть следующее. Он, эпиграф этот, кто бы из них его не присовокупил к роману, на мой взгляд, как нельзя лучше отвечает замыслу всего повествования. Надеюсь, читатель разделит мое мнение. И согласится с Экзюпери. И не только с ним.

ЛОГМАН ХАДЖИ ИСМАИЛ

(Пролог)

«Бисмиллах рахман рахим!» [1] — В страхе озираясь в темноте, воскликнул он.

В комнате самозабвенно заливались сверчки, а на дворе голосами тех же сверчков, кузнечиков и прочей пугливой и невидимой живности пела ночь. Стояла благостная, ничем не потревоженная тишь.

Напугала жена. Схватив его за плечи и прижавшись к нему, она по-своему, по-франкски, шептала: «Не пущу. Не пущу…».

Ей что-то приснилось. То ли дом её детства в далеком королевстве франков, то ли свирепые рожи корсаров с окровавленными клинками ятаганов, то ли свора шакалов, набросившихся на нее в сыпучих барханах степи Гозэль-Ганнан…

…Он её нашел там, в изножии угрюмой и сухой тысячелетней старухи — горы Шарр. В песках, поющих день и ночь печальные песни…

Их караван возвращался из Мекки домой. В Медине они задержались, и Исмаил, совершавший хадж [2] в святые места, упросил старшину каравана — шемахинского купца Джамаладдин-бека пойти через чёрную пустыню Харат-Хайбар, чтобы своими глазами и ушами увидеть и услышать это сотворенное Аллахом чудо — Поющие пески. Другому Джамаладдин-бек отказал бы. Всё-таки Гозэль-Ганнан в двух фарсангах [3] от караванного пути. Но просил не кто-нибудь, а сам логман [4] Исмаил. Теперь Хаджи Исмаил. Врачеватель персидского шаха Омара и всего Ширазского двора.

Логман не раз оказывал ему, Джамаладдин-беку, различные услуги в Ширазе.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке