Человек на Олимпе (3 стр.)

Тема

Наш директор -- Симонидис, может, слыхали?-- терпеть не может женщин.

Афродита. Солдафон!

Петридис. И не говорите. Я тут уже рассказывал. Представляете, прихожу к нему с бумажкой, а он -- перепиши!

Афродита (широко открывает глаза, не теряя, впрочем, над ними контроля). О чем вы говорите? Какая бумажка?

Петридис. Извините. Все это дела. Даже в свободное время думаю о работе.

Афродита (производя впечатление). А что вы обо мне скажете?

Петридис. У меня нет слов, я могу предложить только чувства. Когда я увидел вас, я разучился говорить, я забыл язык, которому меня учили в детстве.

Афродита (искренне удивлена). Как же вы тогда со мной разговариваете?

Петридис. Это не то, совершенно не то... Я знал такие слова, а теперь они все забыты...

Из-за своего щита выходит Гелиос. Сразу становится светлее.

Афродита (жмурится, прикрывает глаза от света). Опять этот Гелиос, вечно он меня преследует! (Берет Петридиса под руку.) Пойдемте отсюда. Терпеть не могу яркого света!

Петридис (раздираемый борьбой между чувством и долгом). Да, да, пойдемте... только у меня здесь еще дела... я от вас ни на шаг... но дела... сами понимаете...

Афродита. Только недолго. Вы слышите -- недолго! Я вас жду! (Убегает.)

Петридис (идет к Гелиосу, хочет с ним заговорить). Я...

Гелиос (останавливает его величественным жестом). Здесь нет никого, кто мне нужен. (Скрывается за своим щитом.)

Петридис. Опять темнота. (Ходит от щита к щиту, пытаясь прочитать надписи.) Хоть глаз выколи. Не разберешь, к кому, куда обращаться...

4.

Дионис (поднимается с кресла, стоит за спиной Петридиса, слегка пошатываясь). Выпей со мной, человек!

Петридис (вздрагивает и оборачивается). А... вы ,уже проснулись?

Дионис. Кто сказал, что я проснулся? Я не спал, а если и спал, то все равно нет никакой разницы, потому что видел тебя во сне и слышал, как ты говорил свои глупости... Ты глуп, человек, и это меня огорчает, потому что я тебя люблю... Да, да, пока ты торчал у меня во сне, я успел к тебе привязаться... Что это ты там говорил про какой-то департамент?

Петридис (задет). Я говорил про департамент, потому что я там работаю. Наш директор -- Симонидис, может, слыхали?-- вызвал меня на днях с этой бумажкой...

Дионис. Не обращай внимания. Я, например, уже давно не обращаю. Ни на кого и ни на что... (Достает из кармана бутылку.) Выпей со мной, человек. Унизься хоть раз до бога!

Петридис. Я с удовольствием. Только вы уже... Вам, наверно, вредно?

Дионис. Мне? Ты шутишь, человек! Я же бессмертный. Я буду жить всегда. Всегда, ты можешь это представить? И когда мне все это надоест и я захочу повеситься, меня вынут из петли, и я буду дальше жить как ни в чем не бывало, потому что я бессмертный, я не могу умереть. Выпьем по этому поводу!

Пьют по очереди из бутылки.

Петридис. Бессмертный -- это не так плохо. А вот возьмите меня: прихожу с бумажкой к директору...

Дионис. Не обращай! Умрешь -- все забудется. Если б я мог умереть. (Пьет.) Вот только этим и спасаешься: выпьешь, потом заснешь. Сон -- это похоже на смерть, только что просыпаешься. Но если регулярно пить, можно совсем не просыпаться. (Пьет и протягивает бутылку Петридису.)

Зевс, который сидит к ним спиной, начинает принюхиваться.

Петридис. Вам -- конечно... (Пьет.) А тут каждый день на учете. Знаете жизнь человеческую? Это-- как колесо, пущенное с горы: что ни год -- оборот, и чем дальше, тем обороты быстрее... (Пьет.)

Дионис. Зачем ты сравниваешь жизнь с колесом? (Отбирает у него бутылку.) Давай лучше выпьем. За твое колесо! (Пьет.)

Зевс (подходит к ним). Эге, да я вижу, тут уже без меня! (Берет у Диониса бутылку, пьет.) Шарик есть -- шарика нет...

Дионис (общество Зевса ему неприятно). Ладно, я пошел спать... (Садится в свое кресло и засыпает.)

Зевс (пьет). Нектар! (Пьет.) Амброзия! (Пьет.)

Петридис. Я бы этого директора...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке