Нарушитель

Тема

---------------------------------------------

Казанцев Александр

АЛЕКСАНДР КАЗАНЦЕВ

О подобном случае сообщали "Известия"

19 августа 1968 года со ссылкой

на то, что в истории авиации такое бывало.

Как всегда, в нашей "кают-компании" рассказывали о необычном.

Особое впечатление оставила история о знаменитой посадке воздушного гиганта Ту-114 без переднего колеса. При взлете оно заклинилось, и резиновые покрышки сгорели.

Командир решил не возвращаться на аэродром, а лететь с Дальнего Востока до Москвы, чтобы истратить в пути все горючее и попытаться посадить облегченную машину только на колеса, расположенные под крыльями, подобно птице, садящейся на лапы. Но одно дело птица, а другое дело исполинский лайнер.

Весь долгий перелет пассажиры не подозревали, какая опасность им грозит. Экипаж вел себя невозмутимо, а бортпроводница с милой улыбкой разносила завтраки, газеты, журналы и конфетки перед посадкой.

На посадочном поле под Москвой их ожидали красные пожарные машины, кремовые санитарные с красными крестами и черные "Волги" и "Чайки", на которых примчались те, кто отвечал за полет и безопасность пассажиров. Приехал даже сам главный конструктор самолета Андрей Николаевич Туполев.

Все обошлось благополучно. Пилот совершил чудо.

Переместив грузы и пассажиров в хвост корабля, он сел на "задние лапы" с "задранным носом". Но переволновались все крепко. Все, кроме ничего не подозревавших во время полета пассажиров, один из которых так и проспал все опасное время. Бортпроводница, как все признали, была на высоте!

- Да, - многозначительно сказал подполковник милиции, сухопарый человек с впалыми щеками и пристальными серыми глазами. - Недаром летчикам желают не столько счастливого пути, сколько "счастливых посадок". Припоминается мне история с одним нарушителем.

- Ну вот! При чем тут нарушитель, - недовольно сказал один из слушателей.

Но на него зашикали и попросили подполковника рассказать.

Он встал, оказавшись человеком высокого роста.

На груди у него красовалась многоярусная колодка, говорящая об орденах, полученных, вероятно, не только за службу в милиции. Он подошел к нам поближе и сел:

- В милицию я попал уже после демобилизации, когда война кончилась. Так и остался на этой службе. Работал в Заполярье. Хотел соединить привычную воинскую дисциплину с романтикой. - И он пристально оглядел своих слушателей.

- А после Заполярья назначили меня начальником отделения ГАИ-БД (автоинспекции и безопасности движения) под МосквуОднажды требовалось мне попасть к определенному часу на Шереметьевский аэродром. Подмосковное шоссе, которое я опекал, одно из самых трудных: узкое, еще не полностью реконструированное, забитое машинами, особенно в часы "пик".

Предвидя это, я выехал пораньше. Но грузовой поток уже шел в город. Времени у меня было достаточно, я не торопился, пристроился в хвост какому-то самосвалу.

Вдруг мимо меня со свистом пролетел огромный бензовоз и пошел в обгон после запрещающего знака.

Я добавил газу, чтобы догнать нарушителя. Но не такая это простая задача оказалась. Лихач несся по левой стороне шоссе, заставляя встречные машины сворачивать на обочину. Безобразие! И зачем только конструкторы допускают такие скорости у грузовых машин!

Конечно, из мотоцикла можно было и больше выжать.

Но не мог же я идти в лоб на встречные машины, подобно нарушителю. И тогда пришлось мне съехать на правую обочину и обгонять колонну машин справа.

Ну, знаете ли, тут уж я лихаческую скорость в полной мере ощутил. Вытрясло меня так, как мне самому хотелось бы вытрясти этого нарушителя.

Пришел мне на помощь закрытый шлагбаум переезда.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке