Наркоза не будет

Тема

---------------------------------------------

Сашнева Александра

Александра Сашнева

ПРОЛОГ

Все так и было.

Конечно, все имена и фамилии изменены.

Кроме тех, кому уже все равно.

Странно.

Наступает момент, и какая-то случайная мелочь - жест, предмет, оброненная невзначай фраза - абсолютно меняет не только твою жизнь, но и жизнь тех, кто оказался рядом.

И мало того, вдруг понимаешь, что жизнь - совсем не то, что ты думал. И та земля, что двадцать пять лет честно держала тебя, ни с того, ни с сего оказалась хрупким ледком над бездонной пропастью, в которую ты летишь и летишь, как в детском сне, сорвавшись с качелей. И не за что уцепиться, потому что ничего нет.

Все перевернулось.

Люди стали призраками, призраки плотью, предметы символами; слова, звуки обрели угрожающую твердость; смерть стала привычкой или прихотью.

И надо выбрать...

Просто выбрать то или это.

Свободу, любовь, свет, предательство, безопасность, истину, прошлое, будущее... Будущее уже началось, оно зреет внутри каждого твоего шага, внутри каждого взгляда, слова, жеста. Оно зреет в тебе таинственным плодом. Зло в нем или благо?

Никто не скажет, как все на самом деле.

Но надо выбрать...

Просто выбрать то или это.

Я слышу голос флейты, мягко вплетающийся в голос прибалтийских волн. Слышу шелест осоки и шорох песка, текущего тонкой струйкой из руки. И огромное безграничное небо, пронизаное силой ветра и света.

КАЛЕЙДОСКОП

ЯМА

Рита лежала в глубокой яме. Далеко вверху, на фоне синего прямоугольника неба ходили какие-то люди и кидали вниз горсти земли. Комки попадали в лицо, но Рита не могла их стряхнуть - руки не чувствовались, будто их нет. Рита только жмурилась и пыталась сдуть земляную пыль, направляя воздух нижней губой. Кричала, чтобы ее вытащили, но люди то ли не слышали, то ли делали это нарочно и горка земли на лице становилась все больше. Рита начала задыхаться, заплакала в отчаянии, дернулась и увидела, что на самом деле ее лицо закрыто пледом, поэтому нечем дышать, а на груди лежит что-то тяжелое. Она стянула плед и разглядела вытаращенные глаза на черной негритянской морде.

- Мудак, что ли? - сказала Рита раздраженно. - Другого-то места...

В этот момент она поняла - что негр ее не слышит и даже не знает, что лежит в такой неудобной позе, потому что у него в виске аккуратная дырочка. Рита подняла голову и увидела около себя огромный "Десерт Игл". Она подумала, что скорее всего еще не проснулась, но решила по любому уйти отсюда. Как можно быстрее.

Выбравшись из-под негра, Рита увидела на диване, мокром от крови, еще парочку черных. Напротив окна - рыжий тощий Лоер без половины черепа. Комок кровавого фарша у его ног - скрюченный остаток Леры. Ее окоченевшая рука продолжала сжимать "Вальтер ППК".

Бутылки, бычки... Светло-рыжие клочья волос Лоера покачивал сквозняк, и ненужные ему теперь адвокатские мозги жирными пятнами стекали по стене. Весь этот натюрморт был слегка припудрен белой кокаиновой пылью.

За окном, над фрагментом тусклого питерского пейзажа, клубились пепельные февральские облака.

Рита ошалело пыталась сообразить, что же случилось. В памяти было ровное гладкое место. Руки стали удивительно легкими и как бы не настоящими. Рита опустилась на четвереньки и прямо с пола втянула по очереди обеими ноздрями.

В голове чуть просветлело.

Нужно вытереть стаканы и все остальное, за что могла схватиться. Слава богу, не испачкалась ни в каком дерьме. Рита направилась в ванную, чтобы посмотреть в зеркало. Полоска желтого света падала в полумраке коридора на затоптанный пол. Дверь жалобно скрипнула.

На очке, придерживая штаны посиневшими пальцами, с дыркой во лбу, сидел Мишенька.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора