Конец охотничьего сезона

Тема

---------------------------------------------

Свиридов Тимур

Тимур Свиридов

Теперь уже, слава богу, не моросило, но трава вокруг была сыра и скользка. Силвер отер мокрую щеку о грубую ткань куртки на плече и вновь глянул в редкий туман, курящийся меж молодых елей впереди. Лес пребывал в сонном оцепенении, словно не зная, что сегодня - первый день сезона...

Справа послышался шорох. Это егерь меняет позу. "Мог бы потише!" - с поднявшейся волной возмущения подумал Силвер.

Сколько они уже лежат? Два часа? Три?

Себе Силвер шевелиться не позволял. Еще бы! Если б этот егерь выложил столько, сколько содрали с него, Силвера, за один только день и за один только удачный выстрел, он бы тоже сейчас лежал камнем.

- Силвер, - послышался сзади свистящий шепот.

Силвер задохнулся от злобы.

- Силвер, вы меня слышите?

- Заткнись!

- Не дурите, Силвер. Вы же слышите - облавы еще нет. Может, они вообще стороной прошли.

Силвер не ответил.

- Давайте поболтаем, а? Так ведь и околеть недолго...

- А вдруг Он уже здесь? - Силвер позволил себе обернуться к егерю. Тот лежал, приподнявшись на локтях и подперев голову руками. Ружье легкомысленно валялось рядом, прямо на мокрой траве.

- Здесь? - повторил громче егерь и рассмеялся коротким каркающим смехом. - Не-ет. Он не умеет красться. Когда Он будет бежать, даже вы услышите. Он будет ломать сучья, проламываться сквозь кусты...

- Да замолчите вы или нет? - раздраженно прошипел Силвер.

Егерь затих. Обиделся? Тем лучше. Хорош егерь - болтун, каких поискать.

Далеко впереди, за лесом, на взгорке, где не властен был туман, поднялась стая птиц. Силвер замер, однако ухо не ловило никаких звуков.

- Не могу понять, что приводит сюда таких людей, как вы, - раздалось сзади. - Отчего вам хочется убивать?

"Ну почему? - тоскливо думал Силвер. - Почему мне все время попадаются такие мерзкие егеря? И в прошлом году, когда открыли сезон и посчастливилось попасть в список первого дня, другой сопровождающий тоже тянул душеспасительную беседу... Словно здесь не охотничий заказник, а богадельня! Мне охота убивать потому, что я охотник. Потому что во мне все звенит и поет, когда я вижу несущегося зверя! Потому что момент, когда спускаешь, крючок, дает самые захватывающие ощущения! Почему... Да потому, что я люблю это делать! И притом - я военный. У меня профессия - вся жизнь с оружием. Штатским этого не понять".

- Они же как и мы с вами, из плоти и крови. По их жилам течет такая же, как и в нас, красная кровь. Им так же больно и страшно.

Силвер молчал.

- Им жутко, понимаете вы? Жутко! Представьте ту безысходность, которая властвует ими во время облавы. Неужели вам их не жаль?

Силвер молчал.

- Вы не человек!

"Пусть развлекается словечками, - думал Силвер. - Кровь как у меня? Так что же? Таковы законы жизни".

Егерь замолчал, подбирая слова. Пусть старается. На самый главный вопрос он ответа дать все равно не сможет: если уж им всем так противна охота, то почему же раз в году, две недели кряду, они разрешают охотникам отстреливать дичь в этих лесах? Да потому, что таковы правила игры. Потому, что им больше негде взять средств на содержание своих великолепных заказников, черт их дери! Вот и остается читать проповеди тем, кто уже уплатил свой взнос!

Поднималось солнце. И в этот момент Силвер услышал гон.

- Идут, - обреченно ухнуло сзади.

Силвер прислушался.

Далекий собачий лай еле уловимой тонкой волной летел над полем и лесом, согревая сердце и лаская слух. Идут! Вот уже слышны неразборчивые крики загонщиков, стремящихся послать зверя точно на них.

Звонко клацнув, Силвер взвел курок.

- Помните, Силвер, - зашипел егерь. - До первого попадания!

Силвер мотнул головой. Гон был уже близко.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке