Неизвестный герой (2 стр.)

Тема

Если задержишься сверх времени хотя бы на несколько секунд, можно затеряться в прошлом...

Экран видиофона осветился:

- Вас вызывают, вас вызывают! - забубнил автомат.

Я нажал кнопку приема.

- Слушаю!

Профессор улыбался во весь экран:

- Командировка вам разрешена. Срок с шести утра до пяти вечера 6 февраля 1945 года.

- Спасибо! - заорал я, вскакивая со стула.

- Мне не нравится ваш восторг,- резко сказал профессор.- Это не прогулка на море, это опасно... Готовиться будете две недели. Завтра с утра - ко мне.

Экран видиофона погас. Но ничего уже не могло испортить моего настроения.

Дорога была гладкой, наезженной. И, несмотря на мороз, снег даже не поскрипывал под сапогами. Ковш Большой Медведицы указывал рукоятью прямо на землю.

В предрассветных сумерках ярко горели окна дома, к которому сходились путаные линии проводов, да яркие угли с шипением падали на снег из топки походной кухни. Она стояла справа от крыльца, и от нее разносился запах какого-то вкусного кушанья. (Какого - я так и не узнал).

В дом со светлыми окнами входили офицеры. Они приезжали откуда-то на заиндевелых лошадях. А я переминался с ноги на ногу возле крыльца, не зная, что делать. На мне скрипели новенькие, взятые из музейного склада ремни офицерского снаряжения. Шершавый воротник шинели уже успел натереть шею. На мне были новенькие погоны с одной звездочкой. На поясе пустая дерматиновая кобура. Короче, я был одет как младший лейтенант по выпуску из училища.

Надо было разыскать третью роту первого батальона...

Идти в штаб полка я не решался. В документах, которыми меня снабдили, могла быть ошибка. И тогда я наверняка просидел бы одиннадцать своих драгоценных часов под арестом. Кроме того, меня не обязательно послали бы в третью роту...

Офицеры выходили из штаба. Ветер недолго катил по дороге горящую махорочную крупку. (Все офицеры, словно по традиции, подходя к коню, сильно затягивались махорочной сигаретой, раз-другой, а потом, бросив ее, садились в седло).

Один из офицеров, выйдя из штаба, задержался у крыльца. Я, решившись, сделал шаг к нему, взял "под козырек" (это образное выражение - на самом деле я был в теплой шапке):

- Разрешите обратиться,- сказал я, как и полагалось по уставу.

- Ну чего тебе, младшой? - спросил офицер. Я разглядел четыре звезды у него на погоне.

- Не подскажете ли, товарищ капитан, как пройти в третью роту?

Вспыхнувший лучик карманного фонаря ударил по глазам, потом неторопливо обшарил меня от шапки до сапог.

И погас.

- Новенький? - спросил капитан. И не дожидаясь ответа: - Что ж мне в штабе ничего не сказали? - И закричал: - Васька!

Словно из-за угла вывернулся солдат, держа за поводья двух лошадей.

- Где тебя черти носят! - беззлобно сказал капитан.Проводишь вот лейтенанта к сорокапятчикам на батарею. Потом он протянул руку:

- Давай знакомиться. Я - комбат один, Васильев. Третья рота уже получила задачу, вышла. Догонишь ее с батареей. Примешь командование. Офицеров в роте, кроме тебя, нет. Понял? А задача простая: держать высоту, держать до приказа, кровь из носу - держать. Твоя высота полк прикрывает. Понял? Драпанешь - расстреляю.- Капитан говорил быстро, словно вколачивал в меня слова.Вся ответственность на тебе. Понял? Васька, проводи комроты на батарею. Счастливо! - Его горячая, крепкая ладонь, которую я еще помнил в своей руке, поднялась к виску. С руки свисала плеть с короткой рукоятью.

Ошалевший от неожиданности, я иду деревенской улицей за торопящимся Васькой. Он деловито посапывает, катясь колобком впереди меня. Над левым плечом торчит коротенький приклад пистолета-пулемета Шпагина, ППШ, как его тогда называли.

Я шел, и было приятно, что так хорошо знаю эпоху.

И вещи все узнал сразу, и язык, и даже жаргонные словечки.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке