Боюсь

Тема

---------------------------------------------

Финней Джек

Джек ФИННЕЙ

Я боюсь, я очень боюсь, и не столько за себя - мне, в конце концов, уже шестьдесят шесть, и голова у меня седая, - я боюсь за вас, за всех, кто еще далеко не прожил положенного ему срока. Боюсь, потому что в мире с недавних пор начались, по-моему, тревожные происшествия. Их отмечают то тут, то там, о них толкуют между прочим - потолкуют, отмахнутся и позабудут. А я-таки убежден - отмахиваться нельзя, и если вовремя не осознать, что все это значит, мир погрузится в беспросветный кошмар. Прав ли я - судите сами.

Однажды вечером - дело было прошлой зимой - я вернулся домой из шахматного клуба, членом которого состою. Я вдовец, живу один в уютной трехкомнатной квартирке окнами на Пятую авеню. Было еще довольно рано - я включил лампу над своим любимым креслом и взялся за недочитанный детектив; потом я включил еще и приемник и не обратил, к сожалению, внимания, на какую он был настроен волну.

Лампы прогрелись, и звуки аккордеона - сначала слабенькие, затем все громче - полились из динамика. Читать под такую музыку - одно удовольствие, и я раскрыл свой томик на заложенной странице и углубился в него...

Тут я хочу быть предельно точным в деталях; я не заявляю, нет, будто очень вслушивался в передачу. Но знаю твердо, что в один прекрасный момент музыка оборвалась и публика зааплодировала. Тогда мужской голос чувствовалось, что аплодисменты ему приятны, - произнес с довольным смешком: "Ну ладно, будет вам, будет", - но хлопки продолжались еще секунд десять. Он еще раз понимающе хмыкнул, потом повторил уже тверже: "Ладно, будет", - и аплодисменты стихли. "Перед вами выступал Алек такой-то и такой-то", - сказал радиоголос, и я опять уткнулся в свою книжку.

Но ненадолго - голос, принадлежавший, видимо, человеку средних лет, привлек мое внимание снова; может, тон его изменился, потому что речь зашла о новом исполнителе: "А теперь выступает мисс Рут Грили из Трентона, штат Нью-Джерси. Мисс Грили - пианистка, я угадал?.." Девичий голосок, застенчивый, едва различимый, ответил: "Вы угадали, Мейджер Бауэс..." Мужчина - теперь я наконец-то узнал его уверенный монотонный говорок спросил: "И что же вы нам сыграете?" "Голубку", - ответила девушка. И мужчина повторил за ней, объявляя номер:

- "Голубка"!..

Пауза, вступительный аккорд фортепьяно - я продолжал читать. Она играла, я слушал в пол-уха, но все же заметил, что играет она неважно, сбивается с ритма - может, от волнения. И тут мое внимание сосредоточилось нацело и бесповоротно: из приемника прозвучал гонг. Девушка взяла неуверенно еще несколько нот. Гонг, дребезжа, ударил опять, музыка оборвалась, по аудитории прокатился беспокойный шумок. "Ну ладно, ладно", - произнес знакомый голос, и мне стало ясно, что этого-то я и ждал, я знал, что это будет сказано. Публика успокоилась, и голос начал было:

- Ну, а теперь...

Радио смолкло. Какое-то мгновение - ни звука, только слабый гул. А потом началась совершенно иная программа: выступление Бинга Кросби вместе с сыном, последние такты "Песни Сэма", которую я очень люблю. И я опять вернулся к чтению, чуть-чуть недоумевая, что там приключилось с той, предыдущей программой, но в сущности я не слишком-то задумывался об этом, покуда не дочитал свою книжку и не начал готовиться ко сну.

И вот тогда, раздеваясь у себя в комнате, я припомнил, что Мейджер Бауэс давным-давно мертв. Годы прошли, лет пять, не меньше, с тех пор как этот сухой смешок и знакомые "Ну ладно, ладно" звучали в последний раз в гостиных по всей Америке...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке