Леса веселые и воды светлые (2 стр.)

Тема

У Специалистов, тех, кто причастен не просто к Комбинату и появлению Территории как таковой, а к ее жизни, к ее функционированию, к ее, возьму на себя смелость сказать, эволюционированию.

Мнений в основном три. Все они так ли эдак ли обыгрывают драматический треугольник - Комбинат - Территория - проект "Благородный газ". Первое: коль скоро Территория существует, поскольку существует сам Комбинат, то проект "Благородный газ" имеет право на существование до тех пределов, что не выводят его из собственного проекта "Комбинат", или как его еще называют - "Прыжок". Второе. С проектом "Благородный газ" поторопились, решение принималось кулуарно, всем затмила глаза грандиозная трехвековая программа по "Прыжку", но ведь разрабатывалась она без преду смотрения новых вводных, а тем более столь глобального масштаба. И значит, говорят сторонники второго мнения, в самом ближайшем будущем следует ожидать появления самых неожиданных факторов планетарного масштаба, к которым человечество, естественно, подготовлено не будет. На что мы им, естественно, отвечаем, что не можем согласиться со столь однозначно апокалиптической трактовкой сложнейшей проблемы. Не говоря уже о том, что ни о какой "секретности" не может быть и речи: проект "Благородный газ" никогда секретным не был, общественности сообщили буквально через час после принятия решения. То есть на лицо явная подтасовка фактов под эмоции... Стоп, оборвал я себя. Это ты уже репетируешь завтрашнюю речь. Ты думал о трех точках зрения. Две назвал, а третья? Третья... Это совсем просто. "А пошли вы все! Я получаю свои шесть окладов на этой работе, и катитесь вы от меня со своими проблемами и склоками". Вот вам и третья. Тоже, Специалисты. Но что ж поделаешь, нам надо работать с теми людьми, которые у нас есть.

Не знаю, не знаю. Я Территории никогда не боялся. Может, в силу известных личных причин. Трудно, согласитесь, настроить себя на каждоминутную враждебность мест, знакомых тебе не только, да и не столько по картам и аэрофотоснимкам, сколько по воспоминаниями детства. Полосу-один вообще считаю райским местом. За два десятка лет отсюда собралось зверья видимо-невидимо, и тут оно пока еще наше, обыкновенное, пичуги поют, и порхают во множестве, волков и медведей мало, еще реже рысь или росомаха, но уж зайцев - пропасть; сел и деревень здесь в общем-то не было, с севера и запада, по крайней мере, так что иду я по дубраве чистой, пронизанной солнечными струями, мягкий зеленый ковер без подлеска стелется мне под ноги, и только твердые, достающие до плеча поддубовики с коричнево-красным подбоем и пузатой рябой ножкой величиной с афишную тумбу напоминают, что здесь уже не просто так, здесь - Территория. Она, кстати, на картах походит на почти ровный пятилепестковый цветок, и границы лепестков - Тропы. Я выбрал Северную, хотя она и не самая короткая. Но так последняя треть моего пути проведет меня по знакомым и милым местам, и я взгляну, какими они стали за те десятилетия, что уже называются моей прошедшей жизнью.

Кроме того, над Северной Тропой легче всего провести спутник. Если уж мне навязывают схватку, не в моих правилах искать себе послаблений.

Шагах в двадцати от КПП-один-два я подобрал и съел крупную земляничину. Содрогнувшись - потому что знал, сколько всякой аптекарской дряни придется сглотать потом. Но не съесть было нельзя - из-за переборки КПП в мою сторону нагло уставилась блинда телекамеры. Я легко шагал по дорожке и смотрел куда угодно, кроме как в объектив. Заметил только в пяти шагах, несказанно ему удивившись. Но тут же просветлел лицом, сделал привет и сдержанно улыбнулся.

Минуту-другую, как водится, продержали на пороге: я оглядел стену, простирающуюся по обе стороны КПП.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора