День совпадений (3 стр.)

Тема

Она давно забыла, когда в последний раз получала послание не по видеофону: для большинства людей было сущим мучением сооружать из слов фразы по правилам грамматики на печатающей машине, куда приятнее час-другой поболтать перед цветным изображением, не дающим забыть с кем ты говоришь.

Озадаченная, она перевернула конверт, и он сам раскрылся, выбросив ей на колени два документа.

Первый оказался листком с коротким до неприличия текстом:

"Уповая на имя, которое Вы носите и на достойную Вашу роль во многих важных для общества предприятиях полагаю, что Вам нужно ознакомиться с прилагаемым и, если нужно, принять необходимые действия".

Подписи не было. Но проштудировав второй документ, Мадам Сеньор-Джонс готова была простить и это. Ужас! Даже человек с железными как у нее нервами, содрогнется от бестактности, грубости, жестокости, дикости всего этого! Как близко принимал это к сердцу дорогой папа! И насколько она недостойна его памяти, так надолго предав это забвению…

Слезы выступили у нее на глазах. Боже, сколько лет она уже не вспоминала об участи наших бессловесных маленьких братьев!..

Беспримерная решимость наполнила ее до такой степени, что за два часа она не только обзвонила восемь старых боевых соратниц - тех, что были наиболее несгибаемы в библиотечной баталии и им подобных, - но даже облачилась в наряд, насчет которого не переменила тотчас мнение и не стала переодеваться.

Она покинула свои апартаменты и отбыла в ЗИФ-ЮСА, потрясая сакраментальным вторым документом. Это была броская рекламная брошюра, на все лады толкующая о рекордном Дне Совпадений.

ЗИФ-ЮСА по стандартам XXI столетия был небольшим зоопарком, во всяком случае, он не шел в сравнение с Центрально-австралийским или знаменитым Сибирь-Марс. Он мог похвастать не более чем двумя-тремя тысячами внеземных экземпляров сгруппированными примерно в пятидесяти экспозициях. Однако, он стал наиболее посещаемым зоопарком Земли по двум веским причинам: он был ближе других к главным населенным центрам планеты, и мог комплектовать выставки более всего интересные для случайного посетителя. До Австралийского и Сибири, которые главной целью ставили изучение биологии и метаболизма населявших их инопланетных существ, было далеко ехать, а приехав, скучно их осматривать. Несвязанный специальными задачами

ЗИФ-ЮСА мог размещать свой материал гораздо привлекательнее.

Разумеется, от посетителей экспонаты отгораживали различные физические поля. Многие экзоты дышали хлором, некоторые - цианом, и лишь немногие переносили более одного процента кислорода. Этот недостаток острее всех чувствовали люди, с детства привыкшие к верховой езде на львах, вольной борьбе с крокодилами и вязанию ожерелий из кобр - обычным аттракционам старомодных зоопарков окружающей фауны - и ожидавшие чего-то не менее острого от ЗИФ-ЮСА с его экзотическими тварями.

Конечно, с кислородно-дышащими видами допускалось непосредственное общение. В данное время одним из таких был Чук-Алук и он оказался чрезвычайно популярен.

Несмотря на такое неудобство ЗИФ-ЮСА разочаровывал очень немногих. Чтобы сделать осмотр интереснее, не пожалели усилий. Если, к примеру, видимый чужаками диапазон спектра лежал по ту или другую сторону от человеческого, это создавало оригинальные световые эффекты, великолепие которых экспонаты часто не воспринимали, а, следовательно, не тревожились. Подцветка гипнотического ритма, со странными тенями, колебания искусственной гравитации, как бы переносящие на другие планеты, небывалые ароматы из кондиционеров, микрофоны, улавливающие чуждые звуки, производимые обитателями клеток, - все было пущено в ход.

Разумеется, видимое посетителям было лишь фасадом ЗИФ-ЮСА. Минутное размышление, текст сувенирного путеводителя или голос механического гида на каждом шагу каждой дорожки делали это очевидным.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке