Дао Дэ Дзин - пелись камни

Тема

---------------------------------------------

Евдокимов Леонид

Леонид Евдокимов

"Тук-тук тук. - сквозь узкие окна-бойницы Министерства в одну из комнат первого этажа с улицы проникли звуки ударяющихся друг о друга камней.

- Стукач явился,- осклабился младший клерк, носивший дробный номер. Глоб имел двузначный номер.

- Не понимаю, куда санитарно-милицейская служба смотрит? - продолжил "дробный",- говорят, он часто на железнодорожной станции дежурит: поезд подходит он первый к нему бросается, на платформы лезет, по камням стучит. Охрана трижды стреляла, дважды ранили. Псих...

Голос младшего клерка угас: невнимание старшего чревато для низших.

- По улице Дружбы народов кортеж Первого проследует в 10.03. Всем сотрудникам Министерства действовать строго в соответствии с Указом о порядке приветствия,- прошелестел в селекторе голос информатора.

"Дробный" вперился в часы. В 10.01 он приподнялся со стула; в 10.02 метнулся к окну, поднял раму, выглянул, и почтительно отодвинулся: ему дозволялось высовываться на одну восьмую.

Глоб Точно соотнес время с действиями младшего и встал у окна как раз тогда, когда головной автомобиль кортежа вынырнул из-за поворота. Маленькое происшествие на миг отвлекло внимание Глоба: двое "серых" из охранки завернули руки Стукачу, третий коротким ударом "выключил" его, и Стукача приткнули лицом к бетонной стене.

"Превентивная мера - параграф третий Указа о порядке приветствия,всплыло в феноменальной памяти Глоба.- Хорошо сработали" Кортеж.

Впереди - машина с откинутым верхом в лобовое стекло которой уперлись сложенные крестом ноги в красных тапочках. Юродивый.

Грегор.

Покачивает носком, лица не видать. Следом - ряд наглухо задраенных лимузинов - в каком-то из них находится Первый.

Моторизованное прикрытие.

- Своей дома расскажу - она плакать от счастья будет, что я видел Первого,- прохрипел "дробный" вдруг осипшим голосом: выражать приветствие восторженными криками Указом не возбранялось.

"Серые" отпустили Стукача, и тот безвольно осел, навалился на этюдник, из которого посыпались камни...

Экземпляр неноменклатурный - глаза карие, нос прямой, крупный; волосы пепельные, на пять-шесть сантиметров длиннее нормы. Только женщинам и юродивым дозволялась такая вольность..

Стукач понемногу стал оживать, нацепил на кончики дрожащих пальцев медные наперстки, поднял к уху камень, щелкнул по нему, и лицо его потекло в блаженной улыбке..

- Эй, как там тебя - окликнул полудурка Глоб, - оклемался?

Глоб мог позволить себе роскошь разговаривать с неноменклатурой, не опасаясь подчиненных... Но принять кого-либо к себе шутом - уже не мог, так как был двузначным. А им такое право предоставлялось в исключительных случаях.

- Эй,- прямо в карие глаза,- как тебя зовут-то?

- Трут.

"Хм, это знак: каждому кремню нужен трут" - Чем занимаешься?

- Творчеством...

Глоб усмехнулся.

- Стучать по камням - творчество?

- Собственно, стучать - техника, а вот слушать и понимать..

- Любопытно.

- Правда?.. Вы первый, кому интересно, остальные издеваются. Кстати, вы слышали, что Генеральная ассамблея постановила статус с нашего города снять? Мы больше не памятник истории середины двадцатого века... Правда, постановление еще не утвердили отцы города. А Первый...

- Ты-то откуда можешь это знать? - поспешно перебил нищего Глоб.

- Камни рассказали,- сощурился Трут.

- А не пришло ли время их собирать?

- Пришло, пришло, я уже начал, - простодушная улыбка заискрилась в глазах Стукача. Он присел и принялся осторожно складывать камни в этюдник.

- Поразительно, как мы глухи к окружающему, - бормотал он.- Если не слышим, как плачут во время рубки деревья, значит они не плачут.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора