Цвет свободы и траура

Тема

---------------------------------------------

Парджитер Эдит

Эдит Парджитер

Он шагал в полудремоте вперед и назад, вперед и назад мимо ворот и вдруг услышал, как девичий голос тихонько позвал:

- Кис-кис-кис!..

Усилием воли часовой стряхнул с себя сон. Напрягая внимание, он стал всматриваться в ночь. Ему вдруг показалось, что мрак еще более сгустился, а стены стали выше.

Послышались легкие торопливые шаги, и часовой увидел, как маленькая фигурка метнулась к воротам и замерла, вцепившись руками в железные прутья решетки. Девочка была не старше пятнадцати. Очень худенькая. На ней было темное, по всей вероятности черное, платье - все они здесь ходили в черном. Лицо ее было обращено к нему. Он увидел бледный овал, черные горящие глаза, растрепанные локоны, еще более темные, чем ночь.

- Ну чего там еще? Сюда нельзя! - проворчал часовой. - Тебе давно пора быть дома. Ты что, не слыхала про комендантский час?

- Я и была дома. Я только за своей кошкой вышла. Она удрала... Она еще котенок. Ей ведь не втолкуешь про комендантский час...

- Утром вернется! Кошки всегда так. Ну, будь умницей, иди домой и больше не бегай по ночам. Еще решат, пожалуй, что ты задумала неладное.

- Да, но она может не вернуться. Она никогда раньше ночью не убегала. Впустили б вы меня, я б ее забрала. Она пробежала вон туда... Во двор... Может быть, вы мне поможете ее поймать? Ну, пожалуйста!

Солдат почувствовал, как умоляюще дотронулась маленькая холодная ручка до его локтя. Совсем еще ребенок. Ростом едва ему до плеча. К тому же начала подозрительно шмыгать носом.

- Не могу! Если узнают, мне знаешь как влетит!

- А кто узнает? Вы все время будете около. Вы можете следить за каждым моим шагом. И к тому же у вас ружье... Чего вам бояться? Ну, пожалуйста, помогите мне ее поймать.

Часовой вовсе этого не хотел, но как-то так вышло, что он открыл ей ворота.

- Только смотри не шуми! А то еще услышит кто... Ну, быстро! Лови ее, и марш отсюда!

Девочка неслышно, как тень, скользнула в ворота и устремилась в самый темный угол двора - туда, где сгрудились надворные постройки. Часовой повернулся спиной к воротам, к глухому, неосвещенному проулку и последовал за ней. Позади, заслоняя звезды, высилась громада ратуши. Под ветром, никогда не стихавшим наверху, веревки флагштока слабо поскрипывали.

- Вон она! - торжествующе прошептала девочка и кинулась вперед, в непроницаемый мрак под стеной.

И действительно, кошка была налицо. Часовой увидел тощего, тигровой масти зверька, который то появлялся, то исчезал в темноте. Кошка долго не давалась им в руки и увертывалась в последний момент с грациозной, неторопливой наглостью, свойственной кошкам всего мира. Десять минут потребовалось им, чтобы настигнуть ее наконец у входа в погреб. Девочка схватила барахтающуюся, вырывающуюся кошку на руки и, возбужденно улыбаясь, посмотрела на часового из-под спутанных черных кудрей.

- Вот спасибо! Теперь я пойду домой. Спасибо большое, что впустили!

Она не двигалась с места и продолжала стоять, глядя на него огромными настороженными глазами. И под ее взглядом солдат вдруг почувствовал себя непрошеным чужестранцем. Даже слова благодарности, сказанные девочкой, не могли заставить его забыть о терпеливой, тихой ненависти ее народа. И в этот момент оба отчетливо услыхали, будто кто-то соскочил на землю с высокой стены.

Часовой круто повернулся и успел увидеть, как какой-то мальчишка, выпутавшись из обрезанных веревок флагштока, помчался, пригибая голову, к воротам.

Срывая на бегу с плеча ружье с зарядом жидкой краски, часовой ринулся следом. Девочка бежала за ним по пятам и, заметив, что он на секунду задержался и прицелился, заскочила вперед и швырнула ему в лицо кошку.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке