Легенда о первом рассказе

Тема

---------------------------------------------

Новаш Наталия

Наталия Новаш

В теплые летние ночи, когда звери были сыты и не нападали, островное племя не боялось разводить костер на поляне. В пещере было темно и душно, низкий свод давил, и каждую минуту оттуда могли посыпаться камни. Снаружи веяло морем. Высокая темнота свода была усеяна мерцающими светляками, а в час водопоя светила над головой Большая Желтая Гнилушка.

Племя жарило мясо, и дети, заслоняясь от огня, слушали легенду о Большом Парне, который вылепил когда-то из глины их остров и поместил посреди Большой Голубой Пещеры. Он же сотворил и саму Голубую Пещеру, которая была их миром, и зажег Большой Жгучий Огонь на ее высоком своде. Туда же закинул он и Большую Желтую Гнилушку. Она прилипла к своду, да так и осталась там навсегда, чтобы хоть что-то светило людям, когда потухал Жгучий Огонь.

Так было каждую ночь, пока однажды резкая вспышка не осветила небо. Раздался неслыханный гром, и что-то ухнуло так, что задрожала земля.

Только утром смельчаки выглянули из пещеры. Но странный незнакомец, пытавшийся привлечь их внимание яркими предметами, внушал лишь один безотчетный страх.

Все бы на этом и кончилось, не будь эта ночь безветренной и не проведи ее Длинноухий в своей дурацкой дровяной лодке. Он любил спать там на воде, любил ритм волн и свет звезд и терпеть не мог пещеры с глупыми россказнями стариков.

В то утро, возвращаясь к племени, он встретил Длинноголового и Яснолицую возле их закрытой блестящей лодки. Целый день Длинноухий провел с ними, не сводя глаз с прекрасной Яснолицей и не упустив из виду ни одну из хитростей Длинноголового, которые тот очень спешил проделать со своей блестящей лодкой. Но Длинноухий успел похвастаться и своей деревянной, показать остров. Рассказал о жадности Лисьей Шкуры и о глупости Рысьего Зуба, ставшего военачальником. Совсем не заметил, как наступила ночь. И только тогда в голове Длинноухого возник вопрос, откуда же явились незнакомцы.

Но те спешили, объяснять было некогда. Длинноголовый только поднял глаза кверху и показал пальцем туда, где сияла Большая Желтая Гнилушка.

Вечером Длинноухий снова покачивался в своей лодке и смотрел на светящийся желтый шар долго и пристально. Там, вверху, тоже был бесконечный простор темноты, как сейчас за кормой, где отражалось светило. И на далеком шаре, словно очертания скал, вырисовывались загадочные темные пятна. А может, это была вовсе не гнилушка, а тоже какой-нибудь скалистый остров в темно-синей дали, которая днем точно так же, как и их море, делалась ясной, голубой и глубокой?

Потом Длинноухий сказал себе, что на том острове - большой желтой земле - живет Длинноголовый. Однажды он построил закрытую лодку и упал в этой лодке вместе с Яснолицей на их маленький остров, где жил один умный и храбрый охотник. Похожий на Длинноухого.

Дальше в голове его складывался сюжет приключений, в конце которых Длинноголовый один отправлялся восвояси, а Яснолицая вместе с охотником побеждала хитрого вождя, напугав его "длинным светом", выходившим в темноте из диковинного браслета.

Утром Длинноухий понял, что придумал что-то такое, чего вроде бы и не было на самом деле, но что уже будто бы где-то произошло. Пусть даже и у него в голове.

И тут с Длинноухим что-то случилось. Все стало не важно - и охота, и глупости военачальника. Перед ним стояла одна цель. Надо было сделать так, чтобы придуманное не исчезло. Не пропало, не забылось, а осталось навсегда.

Как молния оставляет обугленный шрам на потемневшем стволе. Как зарубка на стене пещеры, которую делает шаман с каждым новым приходом весны. Как эхо, которое отдается звуком в сводах пещеры...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке