Дартселлер

Тема

---------------------------------------------

Миллер Уолтер мл

Уолтер Миллер мл.

В "Универсале" на Пятой авеню давали "Иуда, Иуда" и, судя по афишам, все роли исполняли люди. Райен Торнье несколько недель копил деньги и наконец купил билет на послеобеденный спектакль. Была возможность посмотреть пьесу, прежде чем, как можно было предвидеть, у театра кончатся деньги и после нескольких недель напряженной, но бесполезной работы занавес опустится в последний раз. Райена переполняло радостное ожидание. Он работал в Новом Королевском театре уборщиком, где изо дня в день вынужден был наблюдать жалкие судороги нового "драматического искусства", и возможность еще раз побывать в настоящем театре была для него как глоток чистого воздуха. В среду утром он пришел на работу на час раньше и с усердием принялся за уборку. Закончив работу к часу дня, он принял душ, надел костюм и, волнуясь, поднялся по лестнице, чтобы отпроситься у Империо Д'Уччии.

Д'Уччия сидел за шатким письменным столом. Стена позади него была увешана фотографиями легко одетых знаменитых актрис прошлого. Он с непроницаемой улыбкой выслушал просьбу своего уборщика, затем встал, оперся на стол и уставился на Торнье своими маленькими черными глазками.

[Дарстеллер - актер, приглашаемый на ведущую роль из другого театра или с другой киностудии.]

- Уйти? Вы хотите уйти после обеда? - он затряс головой, не в силах поверить в такое.

Торнье беспокойно переступил с ноги на ногу.

- Да, сэр. Я уже закончил работу, и здесь будет Джиггер, на случай если вам что-нибудь понадобится... - Он замялся. Д'Уччия недовольно наморщил лоб.

- Два года я вообще ни разу не отпрашивался, мистер Д'Уччия, продолжал Торнье, - и я был уверен, что вы не будете против... после всех сверхурочных, которые я...

- Джиггер, - буркнул себе под нос Д'Уччия. - Что еще за Джиггер?

- Он работает в "Парамаунте". Их театр сейчас закрыли на ремонт, и ему не составит труда...

- Я плачу вам, а не Джиггеру. И вообще, что это значит? Вы вымыли пол, убрались и все закончили, так? И теперь вы требуете выходной. От этого-то вся мерзость и заводится, что у людей слишком много свободного времени для безделья. Пусть машины работают! А людям подай побольше времени для всяких гадостей. - Директор театра встал из-за стола и заковылял к двери. Он высунул голову в коридор, затем проковылял назад и уставил на длинный и благородный нос Торнье короткий и толстый указательный палец.

- Когда вы в последний раз натирали пол в коридоре, а? Торнье от удивления даже рот открыл.

- Так как же, я...

- Не рассказывайте мне сказки. Посмотрите, что творится в коридоре. Посмотрите! Он грязный. Вы должны сами это видеть.

Он схватил Торнье за руку, подтащил к двери и эффектным жестом указал на старый, истертый паркетный пол.

- Ну? Видите? Грязь уже утопталась! Когда вы в последний раз его натирали, а?

Расстроенный уборщик покорно пожал плечами и вздохнул. Его усталые серые глаза натолкнулись на ликующий взгляд Д'Уччии.

- Так вы отпускаете меня после обеда или нет? - спросил он уже безо всякой надежды. Ответ он знал заранее.

Но Д'Уччия мало было просто отказать. Он начал вышагивать по комнате взад-вперед. Он был явно глубоко задет. Он бдительно стоял на страже системы свободного предпринимательства и славных традиций театра. Он говорил о золотых добродетелях, трудолюбии и долге. Он размахивал руками и напоминал Торнье разъяренного бульдога, лающего на ворону.

У Торнье покраснело лицо и побелели губы.

- Мне можно идти?

- А когда же вы думаете натирать пол? Чистить кресла и лампы? И когда же Вы уберетесь в гардеробе, а? - Он пристально взглянул на Торнье, повернулся на каблуках и подошел к окну.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке