Изгнанники у Колодца Душ (3 стр.)

Тема

Тело женщины пошло волнами, словно искаженное изображение на экране, и медленно растворилось в воздухе.

– Стабилизирующее уравнение объекта нейтрализовано, – отчетливо произнес Юлин в звукозаписывающий аппарат и покосился на Зиндера. – Гил! – позвал он слегка встревоженно.

– Да, – рассеянно откликнулся Зиндер.

– А что, если нам не удастся вернуть ее обратно? Что, если мы всего-навсего нейтрализовали ее? Будет она жить, Гил? Будет ли она вообще существовать?

Откинувшись в своем кресле, Зиндер задумался.

– Жить она не будет, – ответил он наконец. – Но давайте уточним это у Оби.

Он наклонился вперед и включил передатчик, соединяющий его с компьютером.

– Да, доктор? – раздался спокойный голос компьютера.

– Ну как там? Все нормально? – осторожно спросил Зиндер.

– О да, – бодро ответил компьютер. – На процесс расходуется чуть меньше восьмой части моей мощности.

– Хорошо. Тогда скажи мне, пожалуйста: если объект не рестабилизировать, будет он жить? Иными словами, будет ли он вообще существовать?

Оби думал недолго.

– Конечно, нет. Он представляет собой настолько незначительную часть главного уравнения, что его отсутствие не окажет никакого воздействия на реальность. Отрегулировать это можно. Но объект в любом случае жить не будет.

– А что, если оставить Зетту с хвостом? – вмешался Юлин. – Примут ее остальные, если будут знать, что у нее лошадиный хвост?

– Вот именно, – согласился компьютер. – В конце концов, она должна иметь причину, чтобы жить, иначе уравнения не будут сбалансированы. Но это опять-таки не окажет воздействия на всеохватывающее уравнение.

– А что окажет? – пробормотал Зиндер как бы про себя и снова обратился к Оби:

– Раз уж так, скажи мне, откуда мы – Бен, ты и я – знаем, что реальность изменена?

– Об этом узнают все, кто находится в радиусе ста метров от изменяющего поля, – ответил Оби. – Чем ближе вы к месту эксперимента, тем лучше вы все воспринимаете. За пределами ста метров восприятие реальности резко ослабевает. Люди будут сознавать, что нечто изменилось, но описать это не смогут. За пределами тысячи метров рассеивание возобновляет действие главного уравнения, и реальность восстанавливается. Впрочем, если хотите, я отрегулирую или минимизирую это для вашего восприятия.

– Ни в коем случае, – резко сказал Зиндер. – Но ты имеешь в виду, что за пределами тысячи метров от лаборатории все будут убеждены, что Зетта всегда была кентавром и что для этого существовали логические причины?

– Совершенно верно. Базовые уравнения всегда остаются в естественном равновесии.

– Она появляется! – возбужденно воскликнул Бен, прерывая их диалог.

Посмотрев вниз, Зиндер увидел в центре голубого свечения темную трепещущую тень. Она мигнула, уплотнилась, и поле исчезло. Зеркало тихо уплыло наверх.

В существе, стоящем на подиуме, по-прежнему можно было узнать Зетту. Но теперь она была Зеттой только до талии. Остальная часть ее тела принадлежала кобыле-двухлетке.

– Оби! – позвал Юлин. – Сколько времени пройдет, прежде чем уравнение стабилизируется? Иными словами, сколько времени понадобится для того, чтобы кентавр стал неизменным?

– Для себя она уже стала неизменной, – сказал компьютер. – А если вы хотите знать, когда базовые уравнения стабилизируют ее новое состояние, то на это потребуется час или два. Ведь это, в сущности, незначительное изменение.

Зиндер перегнулся через перила и в изумлении смотрел на кентавра. Было ясно, что это превзошло его самые фантастические мечты.

– Она может давать потомство? – поинтересовался Юлин.

– Нет, – извиняющимся тоном ответил компьютер.

– А ты можешь создать пару кентавров, способных давать потомство? – настаивал Юлин.

– Не знаю, – уклонился от прямого ответа Оби.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке