Как я был великаном (2 стр.)

Тема

Нам просто хотелось посмотреть на ваш мир как бы инкогнито; вы, люди, — довольно примитивные создания, а воображаете, будто вся Вселенная создана только для вас. Я знаю, о чем говорю, — ты не первый землянин, с которым мы встретились. Мы ведь наткнулись на тебя случайно, скрываясь от людей в далеких горах. Видишь, мои товарищи все еще не решаются выйти из самолета: у нас уже есть горький опыт общения с людьми.

— Ну, если бы человек был таким злым, каким ты его рисуешь, вас не спас бы никакой самолетик. Такую игрушку я мог бы раздавить пальцем.

— Вот видишь, какое самонадеянное создание человек, возмутился минускулус. — Ни этот разведочный аппарат, ни наш звездолет не сможет уничтожить никто на вашей негостеприимной планете. И ты не способен причинить ни малейшего ущерба даже мне, безоружному, хоть ты и великан. Мой скафандр выдерживает огромное давление, мощный удар и любую температуру.

— Не бойся, человечек, зачем же мне тебя обижать, — шептал я нежно. («Тебе и скафандр не поможет, если я схвачу тебя и суну в карман», — мелькнуло у меня в голове).

Минускулус тут же отреагировал на эту мою мысль:

— И это мы уже пережили; именно так встретила нас Земля, — произнес он беззвучно. — Мы приземлились на территории, которую вы называете Южной Чехией, на море (он имел в виду пруд), неподалеку от Тршебоня. Эта местность так походила на нашу планету, что мы отважились продвинуться в глубь континента. Оставив звездолет на берегу, мы сели в разведочные самолеты и двинулись в путь. Я был в первом самолете. Вскоре мы очутились над прекрасным цветущим лесом, так похожим на девственные леса у нас на Минускуле.

И вдруг перед нами возникло какое-то страшилище. Глаза его сверкали, усы топорщились, а голова торчала над лесом на уровне нашего самолета. Увидев нас, великан поднял с земли огромный шест с какой-то сетью, распрямился, став при этом втрое выше, и кинулся на нас. «Такой бабочки я еще не видывал на наших лугах, — вопил он, и голос его разносился по лесу свистящим вихрем. — Как жаль, что я забыл дома очки». Мы быстро опустились на маленькую лужайку, пытаясь скрыться, но он вскоре нас обнаружил. Еле ускользнув от пего, мы поднялись в небо, но там нас ждала новая западня — мы натолкнулись на огромного змея, запущенного мальчишками. Наш пилот растерялся и повел самолет прямо в костер, у которого грелись несколько мальчиков. Они едва выгребли нас из угольков и никак не могли понять, что это свалилось к ним с неба. Самолет переходил из рук в руки. «По-моему, эта игрушка открывается», — сказал самый сообразительный из них, вынул нож и попытался проникнуть в кабину. Разумеется, он только сломал острие. Тогда, сунув нож в необъятный карман, мальчик попытался заглянуть в окна самолета. Сказать по правде, не так уж приятно было смотреть в его изумленные глазищи, хотя это были всего-навсего глаза ребенка. «Ой, ребята, в самолете сидят куколки! Как они туда попали? — закричал он вдруг. Верно, самолетик открывающийся!» Наш летательный аппарат подвергся суровым испытаниям: положив его на большой камень, мальчишки что есть силы начали колотить по нему другим камнем. «Эти консервы нам не открыть, — пришел к заключению тот мальчик, что был похитрее. — Пойдем-ка завтра в Врхлаби, к Франтику, он там на фабрике учеником слесаря работает. Для него разобраться в такой игрушке — пара пустяков». Но и Франтик не справился. И мастер не справился, и даже главный инженер. Мы делали вид, будто мы и впрямь игрушки, и с интересом наблюдали, как о крышку самолета ломаются стальные сверла и отлетают зубья пил. Чем только его не испытывали и автогеном, и ультразвуком, — все безуспешно. Тогда решили отправить нас в Прагу, в исследовательский институт.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке