Мир воров

Тема

---------------------------------------------

Асприн Роберт

РОБЕРТ АСПРИН

ОТ РЕДАКТОРА

Проницательный читатель, возможно, заметит некоторую противоречивость образов, появляющихся в этих рассказах. Их речь, описание происходящих событий, замечания по поводу иерархического порядка, установленного в городе, периодически меняются.

ЭТО ВОВСЕ НЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ!

Читатель должен рассматривать все эти несоответствия, учитывая три вещи.

Во-первых, каждое повествование ведется со своей точки зрения, а различные люди видят и слышат одно и то же по-разному. Даже на самые очевидные факты оказывают влияние личные чувства и мнения. Так, странствующий певец, рассказывающий о разговоре с чародеем, даст иное изложение событий, чем вор, ставший свидетелем того же самого.

Во-вторых, жители Санктуария в той или иной мере страдают паранойей. В разговоре они склонны или упускать или слегка искажать действительное положение вещей. Делается это скорее машинально, чем преднамеренно, так как является необходимым для выживания в этом обществе.

Наконец, Санктуарий - общество, насквозь проникнутое конкуренцией. Нельзя получить работу, заявив, что являешься "вторым фехтовальщиком города". Вдобавок к преувеличению собственной значимости широко распространено преуменьшение и игнорирование способностей соперников. В результате чего описание иерархии Санктуария меняется в зависимости от того, с кем говоришь... или, что важнее, кому веришь.

Роберт АСПРИН

ПРЕДИСЛОВИЕ

1. ИМПЕРАТОР

- Но ведь, несомненно, Ваше Величество не может оспаривать факты!

Укутанный плащом Император не переставая ходил взад-вперед. Новый глава Рэнканской Империи в яростном несогласии закачал головой.

- Я не оспариваю факты, Килайт, - возразил он. - Но я ни за что не прикажу умертвить своего брата.

- С_в_о_д_н_о_г_о_ брата, - поправил его верховный советник.

- У нас в жилах течет кровь одного отца, - парировал Император, - и я не подниму руку, чтобы пролить ее.

- Но Ваше Величество, - взмолился Килайт, - Принц Кадакитис молод, он идеалист...

- ...каковым я не являюсь, - закончил Император. - Твои потуги очевидны, Килайт. Его идеализм находится под моим покровительством. То, что Принц возглавит бунт против Императора - своего брата - так же невозможно, как и то, что я прикажу расправиться с ним.

- Мы опасаемся не Принца, Ваше Величество, а тех, кто может использовать его, - советник был неумолим. - Если одному из многочисленных лживых последователей удастся убедить Принца, что ваше правление Несправедливо и бесчеловечно, идеализм заставит его выступить против вас, хотя он и очень вас любит.

Шаги Императора замедлились; наконец он застыл на месте, опустив плечи.

- Ты прав, Килайт. Все мои советники правы, - в его голосе прозвучало утомленное смирение. - Необходимо что-либо предпринять, чтобы удалить моего брата из столицы, очага интриг. Однако мыслям о физическом устранении я буду противиться до последней возможности.

- Если у Вашего Величества есть какой-то другой план, в который вы хотите посвятить меня, я сочту за честь первым похвалить его, - предложил Килайт, мудро скрывая торжество.

- Готового плана нет, - признал Император. - И я не смогу полностью сосредоточиться на нем до тех пор, пока не будет решена другая задача, тяжким бременем лежащая у меня на сердце. Ну, еще несколько дней Империя может не опасаться моего брата?

- Что за вопрос требует вашего внимания? - спросил советник, игнорируя попытку своего повелителя обернуть все в шутку. - Может, я чем-то смогу помочь вам...

- Пустяки. Незначительный вопрос, но тем не менее неприятный. Я должен назначить нового военного губернатора Санктуария.

- Санктуария? - нахмурился Килайт.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке