Конфликт чести

Тема

Аннотация: Перед вами — Вселенная, отданная `на откуп` четырем расам — первыми проложившим путь в межзвездные просторы.

Люди — дети Земли, рассеянные по бессчетным системам...

Лиадены — инопланетяне, настолько похожие на людей, что даже способны иметь общее с ними потомство...

Те, кого и земляне, и лиадены называют Черепахами, — мудрые, расчетливые и могущественные негуманоиды...

И наконец — ИКСТРАНГИ. Раса космических пиратов, недоступная контакту, признающая лишь один закон — `Ограбь и убей!`.

История начинается!

История земной женщины, объявленной преступницей на родной планете — и вынужденной теперь работать на полулегальный `торговый флот`.

История лиаденского искателя приключений, авантюриста и защитника справедливости...

История борьбы и опасности, предательства и благородства.

История, которая не оставит равнодушным ни одного НАСТОЯЩЕГО ПОКЛОННИКА ФАНТАСТИКИ!

---------------------------------------------

Шарон Ли, Стив Миллер

(Лиад-1)

ПЛОЩАДЬ СТУПЕНЕЙ ДЕВЫ

1002-й (МЕСТНОЕ СЧИСЛЕНИЕ)

1375-й (СТАНДАРТНЫЙ КАЛЕНДАРЬ)

Восьмая песнь по Полуденнице: сумерки.

На площади вокруг Ступеней Девы начала собираться толпа: мужчины и женщины в яркой рабочей одежде. Кое-где трепетали на вечернем ветру сапфировые и серебряные ризы Круга.

Последние отзвуки Восьмой песни отразились от гладких стен Дома Круга, и толпа выжидающе замерла.

В узком проулке на полпути к площади шевельнулась худенькая девушка. Она поправила на плече тесемку сумки, но глаза ее неотрывно смотрели на Ступени Девы, где стояли две женщины из Внутреннего Круга.

Та, что была пониже, воздела руки, призывая к молчанию. Толпа затаила дыхание, легкий смерч закружился по площади. Девушка в своем проулке вздрогнула и прижалась ближе к стене.

— Мы собрались, — закричала на всю площадь более высокая из двух, — отдать Матери дух нашей сестры, нашей дочери, нашей подруги. Ибо уходит от нас сегодня та, которую недавно называли Неясыть. — Она подняла руки, а другая опустила их, переходя ко второй части ритуала.

— Но да не опечалятся сердца ваши, ибо Неясыть уходит на попечение Той, кто есть Мать нас всех, кто наставит и приготовит ее для следующего пребывания среди нас. Возрадуйтесь же и завидуйте доле нашей сестры Неясыти, так скоро призванной пред глаза Матери.

Толпа тихо произнесла «Олли!», и невысокая ведьма продолжила свою речь. В ее голосе появились гипнотизирующие интонации, из тех, которые подобают произнесению сильнейших заклинаний.

— Ушедшая к Матери нашей, чтобы учиться и расти, Неясыть больше не будет среди нас. Целую человеческую жизнь будет она сидеть у ног Матери, вбирая ее величие, невидимая более для нас. В этом обороте Колеса Неясыть не увидит больше никто. Она ушла. Да будет так.

— Да будет так, — откликнулась высокая.

— Да будет так! — вскричала толпа, громко подхватив знакомые слова.

Худенькая девушка не сказала ничего — только отодвинулась еще дальше в проулок. Смерчик подкатился к ней, мгновение играл недавно остриженными волосами — а потом улетел искать новые забавы.

Высокая женщина, стоявшая на краю толпы, быстро рванулась куда-то, но мгновенно остановилась. Девушка подалась вперед, и ее губы неслышно сложились в слово «Мама!». Но она снова попятилась, так и не произнеся этого слова.

Все было бесполезно. Неясыть умерла по приказу той, которая была матерью Неясыти в этом обороте Колеса. Погребальный костер для всех ее вещей был зажжен в Полуденницу, и мать смотрела на огонь с ледяным лицом и сухими глазами. Девушка тоже была там. Она плакала — так сильно, что, возможно, эти слезы были и за мать. Но теперь слез не осталось.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке