СТИХОТВОРЕНИЯ (15 стр.)

Тема

»

Но в ответ басурман Всё -

«Аллах да Акбар!»

И с размаху в стакан

Полный водки плевал.

Не фильтрует базар,

Что с ним делать? Хоть плачь.

Но сказал комиссар:

«Ты достал нас, басмач.

» И под небом ночным

, Соблюдая черёд,

Надругался над ним

Весь спецназовский взвод.

Как прошло это дело

Знает только луна,

Волосатого тела

Всем досталось сполна.

В позе локте-коленной, -

Так уж создал Господь, -

Любит русский военный

Моджахедскую плоть.

А как по блиндажам

Разошлась солдатня,

Труп остывший лежал

В свете робкого дня.

В первых солнца лучах

Лишь сержант-некрофил

Его, громко крича,

Ещё долго любил…

Слух идёт по горам -

Умер юный шахид

За священный ислам

И за веру убит.

Но убитым в бою

Вечной гибели нет,

Среди гурий в раю

Он вкушает шербет.

Как он бился с урус

Не забудут вовек.

По нём плачет Эльбрус,

По нём плачет Казбек.

Плачут горькие ивы,

Наклонившись к земле,

А проходят талибы -

Салют Абдулле!

В небе плачет навзрыд

Караван птичьих стай,

А в гареме лежит

Вся в слезах Гюльчатай.

И защитников прав

Плач стоит над Москвой,

Тихо плачет в рукав

Константин Боровой.

Плачьте, братцы, дружней,

Плачьте в десять ручьёв,

Плачь Бабицкий Андрей,

Плачь Сергей Ковалёв.

Нет, не зря, околев,

Он лежит на росе,

Ведь за это РФ

Исключат из ПАСЕ.

ЛЕТО ОЛИГАРХА

- Еврей в России больше чем еврей, -

И сразу став, как будто, выше ростом,

Он так сказал и вышел из дверей,

Вдали маячил призрак Холокоста.

Но на раввина поднялся раввин,

Разодралась священная завеса.

Он бросил взгляд вниз, по теченью спин

И хлопнул дверцей мерседеса.

Вослед ему неслося слово - «Вор»,

Шуршал священный свиток Торы,

И дело шил швейцарский прокурор,

И наезжали кредиторы.

В Кремле бесчинствовал полковник КГБ,

Тобой посаженный на троне,

Но закрутил он вентиль на трубе

И гласность с демократией хоронит.

Застыла нефть густа, как криминал,

В глухом урочище Сибири,

И тихо гаснет НТВ-канал,

Сказавший правду в скорбном мире.

Всё перепуталось: Рублёво, Гибралтар,

Чечня, Женева, Дума, Ассамблея,

На телебашне знаковый пожар…

Россия, лето, два еврея!

О Пушкине

Застрелил его пидор

В снегу возле Чёрной речки,

А был он вообще-то ниггер,

Охочий до белых женщин.

И многих он их оттрахал

А лучше бы, на мой взгляд,

Бродил наподобье жирафа

На родном своём озере Чад.

Играл бы в Гарлеме блюзы,

Но поэтом стал, афрорусский.

За это по всему Союзу

Ему понаставили бюсты

Из гипса, бронзы и жести

На книжках, значках, плакатах

Он всех нас за эти лет двести

Не хуже, чем баб, затрахал.

Но средь нас не нашлося смелых,

Кроме того пидараса,

Что вступился за честь женщин белых

И величие арийской расы.

____________________

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора