Маскарад в стиле ампир

Тема

---------------------------------------------

Джоан Смит

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Должен сказать, что по виду это совсем не то место, где мог обосноваться прожженный негодяй Лайонел Марч, — заметил Джонатон Тревизик, не скрывая сомнения. — Имея на руках такую крупную сумму, — а ведь он прикарманил все наши деньги, — мог бы позволить себе самый шикарный отель в Лондоне.

Оба пассажира кареты разглядывали в окно скромную небольшую гостиницу, нижний этаж которой был выстроен из камня и гальки, а верхний из дерева и кирпича. Сооружение завершалось соломенной крышей и ничем не отличалось от многих других старых построек, разбросанных поблизости. В этом скалистом уголке Кента природных строительных материалов не хватало, местным жителям приходилось пускать в ход выдумку. Несмотря на комбинированный фасад, гостиница не была лишена очарования древности. По обе стороны парадной двери пышным цветом раскинулись кусты пунцовых роз, окна скрывались за тисовыми деревьями, над дверью висела вывеска с изображением совы, нарисованной безыскусной кистью деревенского живописца и названием «Приют совы», выписанным черной краской по золотому полю.

— Он, видимо, скрывается. Если только этот мерзавец не переключился на контрабанду, иначе трудно объяснить, что его могло здесь привлечь. Такие дыры не в его стиле, — ответила мисс Тревизик, по тону которой можно было сделать предположение, что упомянутый субъект обладал светскими замашками.

Деревня Блекстед на юго-восточном побережье Англии, где остановилась карета, казалась идеальным местом для контрабанды и была малопригодна для иного занятия, если не считать рыбной ловли. Хотя селение находилось в миле от побережья, широкая бухта граничила с деревней, во время высокого прилива на волнах мерно покачивались несколько рыбачьих лодок и баржа. Гостиница «Приют совы» выходила фасадом на бухту и заболоченные участки суши по краям ее пологих спусков. В лучах заходящего солнца небо приобрело серовато-перламутровый оттенок, однообразие которого нарушалось золотым отливом густых облаков, за которые медленно опускался багряный диск.

— Отвратительное место, — буркнул Джонатон. — Надеюсь, что нам не потребуется слишком много времени, чтобы выкрасть наши деньги.

— Не надо употреблять слово «выкрасть», Джонатон, — строго сказала Мойра. — Мы здесь не для того, чтобы воровать, а чтобы вернуть то, что нам принадлежит по праву. И запомни: из экипажа мы выйдем уже не под фамилией Тревизик, об этом имени нам придется на время забыть. Ошибок не должно быть. Мистер Марч вряд ли узнает нас в лицо, но можешь не сомневаться, что наши имена он запомнил отлично.

Она посмотрела на Джонатона с некоторым беспокойством. Для роли ее покровителя и защитника, за которого он себя выдавал, он был слишком молод. Ей больше подошла бы пожилая компаньонка. Но так как она выдавала себя за молодую вдову, это не было столь необходимо. Если у кого-нибудь возникнут подозрения, она сумеет повести себя достаточно высокомерно, чтобы рассеять сомнения в своей способности постоять за себя без посторонней помощи.

Мойра понимала, что их появление в гостинице под именами сэра Дэвида и леди Крифф вызовет пересуды. Титулы предполагали, что они состоят в браке, но Джонатон был слишком юн для роли мужа. Однако скоро недоразумение прояснится — он ее пасынок. Сэр Обри Крифф женился на леди, которая годилась ему в дочери. От первой жены остался сын Дэвид. После смерти сэра Обри Дэвид принял титул и приставку «сэр» к имени.

Джонатон уловил ее тревогу.

— Знаешь, Мойра, мне не хочется, чтобы такая молодая девушка, как ты, выдавала себя за разбитную вдову, — сказал он.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке