Воплощение замысла

Тема

---------------------------------------------

Свердлов Аркадий Владимирович

Свердлов Аркадий Владимирович

Так обозначены ссылки на примечания автора.

Аннотация издательства: Азовская и воссозданная затем Дунайская речная военные флотилии успешно действовали в интересах сухопутных войск. Автор книги возглавлял штабы флотилий. В своих воспоминаниях он раскрывает роль штаба в планировании и осуществлении боевых операций, рассказывает о командирах и политработниках, воплощавших в жизнь замысел командования, о массовом героизме азовцев и дунайцев. Книга рассчитана на массового читателя.

С о д е р ж а н и е

Часть первая. За каждую пядь родного берега

Доверие

В ответе за всё

"Небываемое бывает"

Главное - люди

Часть вторая. Десант - дело отважных

Москва салютует азовцам

Даешь Крым!

Часть третья. Курс - на запад!

Здравствуй, Дунай!

Товарищи по борьбе

"Выручайте, моряки!"

Успех рождается инициативой

Река дружбы

Примечания

Часть первая.

За каждую пядь родного берега

Доверие

Начало войны застало меня в Батуми на должности начальника штаба военно-морской базы. Хотя это был глубокий тыл - до фронта сотни миль хлопот нам хватало. Перестраивали всю работу по-военному, приводили в боевую готовность имевшиеся в нашем распоряжении силы - корабли, батареи ПВО и береговую оборону, ставили минные заграждения, налаживали дозорную службу и разведку. Словом, трудились дни и ночи, а полного удовлетворения не было. Как и все мои друзья, я рвался туда, где шли бои, откуда приходили к нам на ремонт поврежденные корабли.

И думалось порой, что не сложилась у меня служба. А начиналась она так многообещающе.

После училища попал на Черное море, на канонерскую лодку "Красный Аджаристан". Назначили вахтенным начальником - была такая должность. Каждый молодой моряк мечтал о ней: вся вахта - на ходовом мостике, перед глазами морская ширь, а под ногами вибрирующая от работы машин палуба. Плавали много, во всех черноморских портах побывали.

А потом линкор "Парижская коммуна" - плавучая крепость, самый большой корабль на флоте. Командовал здесь двенадцатидюймовой башней. Мне доверили исполинские орудия со сложнейшими механизмами. Отказывался от редких увольнений на берег, лишь бы получше все изучить. Самозабвенно занимался со старшинами и краснофлотцами.

Начальство оценило усердие. И вот я уже командир батареи главного калибра крейсера "Червона Украина". Командовал этим кораблем Николай Герасимович Кузнецов, чудесный человек и превосходный моряк. Заметив мою любовь к делу, он оказывал мне большое доверие. Я стал командиром дивизиона главного калибра, а вскоре и командиром БЧ-2 - всей артиллерии крейсера. Н. Г. Кузнецов умел зажечь людей,

По боевой и политической подготовке и организации службы крейсер вышел в число лучших на флоте. Служба была нелегкой, мы месяцами не ступали на берег. Но никто не ныл. Так интересна, насыщенна была жизнь коллектива дружного, сплоченного. Все учебные стрельбы "Червона Украина" выполняла отлично, алые звезды первенства не сходили с ее труб. Хвалил меня командир крейсера не только за выучку комендоров, но и за ходовые вахты, которые приходилось нести в самых сложных условиях плавания.

Я был уверен тогда, что вся моя жизнь пройдет на борту корабля: моряк на суше - не моряк.

Как-то пошел с нами на стрельбы командующий флотом И. К. Кожанов. Побывал в башнях, погребах, полюбовался, как наши снаряды дырявили щит, который на длинном тросе плыл за буксиром в восьми милях (почти в пятнадцати километрах) от нас. После похода комфлота перед строем вынес благодарность всему экипажу и особенно личному составу БЧ-2, крепко пожал мне руку.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора