Когда-то, давным-давно

Тема

---------------------------------------------

Милн Алан Александр

Алан Александр Милн

Глава 1

Короля Евралии осаждают незваные гости

Король Евралии Веселунг завтракал на свежем воздухе - на башне своего замка. Он снял золотую крышку с золотого блюда, выбрал форель и аккуратно переправил ее на золотую тарелку. Сам-то он был человеком непритязательным, но если у вас имеется тетушка, которая совсем недавно научилась превращать все, к чему она ни прикоснется, в золото, было бы жестоко не позволять ей время от времени слегка попрактиковаться. В те давние годы еще не придумали столь невинных занятий, как выпиливание лобзиком.

- А-а, - воскликнул король, - вот и ты, моя радость! - Он протянул руку за салфеткой, но принцесса уже успела легко коснуться губами макушки отца и усаживалась за стол напротив него.

- Доброе утро, отец. Я, наверное, немного опоздала? Ездила верхом в лесу.

- Как насчет приключений? - небрежно осведомился король.

- Ничего особенного, если, конечно, не считать приключением такое замечательное утро.

- Да-а, страна нынче уж не та. Вот во времена моей юности... В лес просто войти нельзя было - что ни шаг, то приключение. Каких только чудес там не водилось! Великаны, карлики, ведьмы... - Он помолчал и прибавил задумчиво: - В лесу я впервые увидел твою мать...

- Жалко, что я совсем не помню мамы, - сказала Гиацинта.

Король поперхнулся и встревоженно взглянул на дочь.

- Уж семнадцать лет, как она умерла. Тебе, Гиацинта, было тогда всего шесть месяцев. Знаешь, в последнее время мне часто приходит в голову, что я совершил ошибку, лишив тебя материнской ласки.

- Но, дорогой, ты же не виноват, что мама умерла!

- Нет, нет, я не о том... Королеву похитил дракон... Но, подумай, ведь я, - и он смущенно опустил глаза, - я мог бы жениться снова.

Принцесса удивилась.

- На ком?

Веселунг сосредоточенно изучал дно своего кубка.

- Ну, - наконец выдавил он из себя, - бывают же люди...

- Пожалуй, если бы ты тогда встретил кого-нибудь очень милого, неуверенно произнесла принцесса, - это было бы неплохо.

Король с серьезным видом разглядывал рисунок на кубке, словно видел его в первый раз в жизни.

- Но почему "тогда"? Гиацинта удивилась еще больше.

- Ведь я уже выросла и теперь не так нуждаюсь в материнской ласке.

Веселунг перевернул кубок и посмотрел на него снизу.

- Нежная... ээ... рука матери... ээ... никогда...

И тут произошло нечто поразительное.

Всему виной был подарок, полученный королем Бародии в день рождения и представлявший из себя не что иное, как пару семимильных башмаков. Будучи человеком, обремененным делами, король долго не находил свободного времени, чтобы испытать обновку. Но за столом он говорил только о своих башмаках и каждый вечер, перед отходом ко сну, собственноручно начищал их до блеска. Когда наконец великий день настал, он снисходительно выслушал озабоченные напутствия жены и прочих членов королевского семейства, сделал вид, что не замечает множества любопытных носов, прижатых ко всем оконным стеклам верхних этажей дворца, и торжественно отчалил.

Как вам, возможно, известно, ощущение полета лишь поначалу немного пугает - потом, когда привыкаешь, оно становится захватывающим и часто заставляет человека терять голову. Вот и король Бародии уже успел преодолеть более двух тысяч миль, прежде чем спохватился, что так недолго и заблудиться. Его опасения полностью подтвердились, и остаток дня он провел, порхая туда-сюда по всей стране. Лишь по чистейшей случайности поздним вечером донельзя разъяренный король пулей влетел в чердачное окно дворца. Он осторожно снял башмаки и на цыпочках прокрался в спальню.

Разумеется, это приключение послужило ему хорошим уроком.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке