Во времена Перуна

Тема

---------------------------------------------

Муравьев Владимир

Муравьёв Владимир Брониславович

Историческая повесть

Историческая повесть о начальном этапе образования государства на Руси в IX веке.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Часть первая

НОВГОРОД

Шигоня

Ролав

Горькое возвращение

Кто они?

Торстен - Собачий хвост

Ролав остаётся в дружине

Варяги

Ладога

Бой со Свадичем

Нож Акуна

Дела словенские

Посол

Новгород

Отрава

Смерть Рюрика

Похороны

Пусть решит Перун

Поединок

Часть вторая

КИЕВ

Месяц червень

Пойди туда, не знаю куда

Всевед

У воды

Взгарда

В поход

Днепр

Киев

Ольга

Стемид

Под стенами Царьграда

Роковое пророчество

По суше, как по морю

Олег в императорском дворце

Русская земля

"И дали ему люди прозвание - вещий..."

А. Кузьмин. Послесловие

Часть первая

НОВГОРОД

ШИГОНЯ

Наступил месяц студень, и с ним-то пришли наконец настоящие морозы.

Промёрзла земля на полях и в лесу. Встала речка. Схватило ледком болота.

Время уже к обеду, а бледное, окутанное морозным туманом солнце едва поднялось и, словно обессилев, остановилось над самым лесом.

По деревне топят печи. Густой дым ползёт через открытые двери низких, приземистых изб, пробивается из-под застрех, уходит в небо и белыми клочьями уплывает за реку.

Из крайней избы, стоящей на пригорке, вылезли на волю, отмахиваясь от дыма, заросший до глаз густой бородой старик смерд Шигоня и его младший сын Ролав - крепкий, широкоплечий парень шестнадцати лет.

Шигоня протёр слезящиеся глаза, вдохнул свежего воздуха, посмотрел на солнце, на поле, запорошённое лёгким снежком, на голый чёрный лес, на замёрзшую речку и сказал:

- Теперь уж скоро жди князя за данью.

- Прошлый год приезжали как раз в эту пору, - подтвердил Ролав.

Шигоня почесал в затылке.

- Который только нынче князь пожалует? Из Полоцка или, как прошлый год, из Ладоги? Кабы только оба не явились, тогда - совсем разоренье... Эх, дедушка леший, сбей ты их с пути, укради дорогу, а я уж перед тобой в долгу не останусь...

Как раз в тех болотных и чащобных местах, где жил Шигоня и все его родичи, сходились земли полочан, словен и чуди. В былые времена здесь и в глаза не видели ни князя, ни воеводы, ни их дружин, никто не знал в эти места дороги.

А ныне проторили сюда путь и полоцкий князь, и варяг Рюрик, который пришёл со своей дружиной из Поморья и сел в Ладоге. Каждую осень приезжают. Это называется у них полюдье. То есть, значит, ездят по людям и требуют платить дань. Да ещё грозят: "Не уплатишь добром, возьмём силой".

Всем ведомо, что это значит: подберут всё подчистую, а ты хоть с голоду помирай. К тому же, если добыча покажется мала, дом разорят, людей угонят и продадут в рабство.

Шигоня вздохнул.

"Пока родит земля, есть в лесу зверь и дань по силам, можно откупиться, - думает он. - Но ведь год на год не приходится: в иной год бог Род раздобрится - пошлёт хороший урожай, в иной прогневается - едва семена соберёшь, а перед князем неурожаем не отговоришься, ему подавай всё сполна".

Ещё раз вздохнул Шигоня.

Конечно, можно было бы уйти, есть ещё такая чащоба, куда не добрались ни княжеские дружинники, ни варяги.

Да жаль оставлять обжитые места.

Люди рождаются, умирают, а деревня стоит всё в той же излучине реки Освеи, названной так за то, что в ней вода светлая. Была она светла при пращурах, светла и сейчас.

Стоит деревня: пятнадцать низеньких изб вдоль излучины высокого берега и ещё дюжина, чуть отступя от речки, ближе к лесу. Избы крыты тёсом, по тёсу для тепла засыпаны землёй. Между избами - хлевы, овины, навесы, шалаши над ямами с зерном и другими припасами.

За избами, на холме, откуда видно всю деревню, - мольбище.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке