Эутопия

Тема

---------------------------------------------

Пол Андерсон

- Gif thit nafn!

Датские слова прозвучали из динамика радио, установленного.в машине, прежде чем их успел заглушить рев винтов геликоптера, перекрывший звук двигателя и визг шин.

- Кто ты? - повторил голос.

Язон Филиппо взглянул вверх сквозь прозрачную крышу автомобиля. Над его головой тянулась полоса голубизны между двумя стенами елей, растущих по обе стороны дороги. Солнечные лучи отражались от корпуса армейского геликоптера, летящего над шоссе.

Язон почувствовал, что холодный пот собирается у него под мышками и стекает вдоль ребер. “Нельзя ударяться в панику, машинально подумал он. - Боже, помоги мне”. То, что он призывал на помощь, было результатом многолетней тренировки. Обычная психосоматика: превозмоги симптомы, заставь успокоиться пульс и победишь страх перед смертью. Он молод и мог потерять многое, но философы Эутопии хорошо воспитывали детей, отданных им. “Ты будешь мужчиной, то есть зрелым человеком, - говорили ему, - а сущность человечности заключается в независимости от инстинктов и рефлексов. Мы свободны, поскольку умеем владеть собой, и этим можно гордиться”.

Он не мог прикинуться обычным гражданином Норландии - не говоря обо всем прочем, его эллинский акцент был слишком заметен - он не мог попытаться обмануть пилота геликоптера (хотя бы на несколько минут), изображая пришельца из какой-нибудь другой страны этого мира. Понизив голос, чтобы хоть немного замаскировать акцент, Язон спросил:

- А кто ты такой? И чего хочешь?

- Я Рунольф Эйнарсон, капитан армии Оттара Торкелсона, Законника Норландии. Я преследую человека, навлекшего вендетту на свою голову. Скажи свое имя.

“Рунольф, - подумал Язон, - я хорошо помню тебя. Стройный мужчина, темные волосы которого говорили о том, что в его жилах течет тиркерская кровь. Однако твои голубые глаза выдают, что другие твои предки прибыли из Туле. (Замечание стороннего наблюдателя: нет, я смешиваю разные истории. Я бы назвал коренных жителей эритрейцами, а ты называешь страну своих европейских предков Данарик.)”

- Меня зовут Ксипек, я купец из Мейако, - ответил он, не останавливаясь. Благодаря бешеной езде всю ночь после бегства из замка Законника, уже совсем немного стадий отделяло его от границы. Он не смел даже надеяться, что ему удастся забраться так далеко, но каждый оборот колес приближал спасение. Деревья мелькали по сторонам мчащейся машины.

- Если все так, как ты говоришь, я должен буду извиниться, что задержал тебя, - произнес из динамика голос Рунольфа. - Обратись к Законнику и быстро получишь возмещение за моральный ущерб, причиненный тебе. Но сейчас остановись и выйди из машины, чтобы я мог увидеть твое лицо.

- А, собственно, зачем? - Еще несколько секунд промедления.

- В Эрнвике гостил некто со Старой Земли. (Из Европы - автоматически перевел Язон.) Оттар Торкелсон принимал его необычайно сердечно, а этот мерзавец сделал такое, что только смерть может списать в забвение. Вместо того, чтобы принять вызов Торкелсона, он украл машину - той же марки, что у тебя, - и бежал.

- А разве не хватило бы назвать его всенародным мерзавцем? (“Все же я кое-чему научился у этих варваров…”)

- Странные слова для мейаканца! Немедленно остановись и выводи, или я открою огонь!

Язон вдруг обнаружил, что до боли стиснул зубы. О, Гадес! Кто сумел бы запомнить обычаи, царящие в сотнях малюсеньких государств, на которые поделен весь континент? Вестфалия была еще более фантастической мозаикой, чем Земля в той истории, в которой этот континент назывался Америкой. “Хорошо, подумал он, - посмотрим, какие у меня шансы еще раз вернуться туда…”

- Очень хорошо, - сказал он. - У меня нет выбора.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке