Безвозмездный дар (Истории Ралиона 5) (2 стр.)

Тема

Путник прошёл мимо приоткрытой двери, из-за которой доносился стук молотка и вошёл в следующую.

Комнаты, которые храм предлагал своим гостям, конечно, не могли сравниться роскошью со столичными гостиницами. Уют был весьма символическим; однако и на простой деревянной мебели можно было превосходно провести время в медитации, беседах на подобающие темы или же во сне.

Путник не торопясь привёл себя в порядок, прежде чем отправиться в другому постояльцу сего удивительного места. Предыдущие попытки убедили его в том, что проявлять нетерпение и пытаться добиваться своего во что бы то ни стало тщетны; лишь одно боги ценят превыше всего - умение отказаться от всех желаний, притязаний и стремлений. Тот, кто желает достичь своей цели во что бы то ни стало, искренен только в этом своём желании.

Дверей в коридоре было лишь две. Два постояльца, две двери. Впрочем, когда приходило время празднеств, здесь можно было встретить сотни и даже тысячи гостей - и всё равно, требовалось пройти всего несколько шагов, чтобы добраться до кого угодно из них. Немало магов ломали головы, силясь разрешить эту загадку - но тщетно. В подобные вещи надо было просто верить - ведь нельзя же не верить в то, что видишь собственными глазами.

Путник подошёл к приоткрытой дверце и прислушался. Впрочем, тихую песенку, которую кто-то напевал низким голосом, нельзя было не услышать. Дверца приоткрыта - значит, можно входить.

Путник, тем не менее постучал. Стук молоточка немедленно стих.

- Войдите, - отозвался голос.

Чтобы войти, путнику пришлось сильно наклонить голову.

* * *

- Я вижу, князь, ты всё так же одержим своей идеей, - услышал путник вместо приветствия.

Его собеседник был чуть выше пяти футов ростом, с коротко остриженной, ухоженной бородкой и широким лицом. Одежды его нельзя было назвать пышными - но и скромными они тоже не были. В углу комнаты - а вернее сказать, кузницы, мастерской, - или как её называл её жилец - действительно жарко пылал огонь. Огонь этот никогда не гаснет - ещё одна небольшая тайна, проникнуть в которую никто уже не берётся.

- Я уже не князь, - отозвался путник устало, опускаясь на стоявший поблизости табурет. - Мне казалось, что я отвык удивляться. И вот я снова вижу дариона, вдали от собственного народа, вне своих подземных городов - и вновь удивлён.

Собеседник его отложил в сторону свою неоконченную работу ажурный венец, украшенный изящно выполненными листьями дуба из серебряных нитей - и тяжело вздохнул, поворачиваясь к гостю лицом.

Немногие живущие на поверхности земли могут сказать, что видели дариона собственными глазами - хотя не так уж это и сложно; и вовсе не похожи они на уродливых, жадных и злокозненных карликов, какими часто предстают в сказках и преданиях.

- В таком случае удивиться должен я, Овельтар, - отозвался кузнец. - Я вижу, ты теперь - истинный служитель Хранительницы. Невероятно! Чтобы человек оставил все блага, которые дарует власть над себе подобными и добился милости Её... - дарион покачал головой и улыбнулся. Улыбка была не без ехидства.

- То же самое когда-то говорил и я, - ответил путник, не изменившись в лице. - Дарион, отринувший собственных подземных богов и поселившийся в лесу - не менее загадочно.

- Мои боги вовсе не подземные, - отозвался Овельтар, вытирая руки о фартук. - Ты проделал напрасный путь, князь. Ты уже исчерпал все способы убедить меня. Или ты просто пришёл поговорить о путях Её? О красоте леса, о превратностях жизни? Изволь, я составлю тебе компанию.

И они уселисиь друг напротив друга за низеньким столом. Дарион налил себе и своему посетителю вина в тонкие, необычно красивые и невесомые бокалы и, воздав должные хвалы госпоже этого дома, принялся смотреть куда-то сквозь собеседника.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке