Другая сторона

Тема

Аннотация: Это – Спектр.

Маленький городок, в котором все мыслимые и немыслимые законы реальности нарушаются с обаятельной легкостью.

Здесь на заднем дворе строят ракету, способную долететь до Марса…

Здесь представители таинственного консорциума занимаются поисками Истинного полюса…

Здесь «чужие» планируют захват Земли, люди превращаются в ящериц, еноты поклоняются плюшевому богу, а в холмах спит гигантский дракон…

Здесь может случиться – и случается все, что угодно!..

---------------------------------------------

Дмитрий Колодан

Валентайн. Как угодно. Главное – суть. А до сути они докопаться не могли! Как уж он спасал мир с помощью доброй английской алгебры – не знаю. Но только не так.

Ханна. Почему? Потому что у них не было калькулятора?

Валентайн. Нет. Да. Потому что существует определенный порядок, ход событий. Нельзя открыть дверь несуществующего дома.

Ханна. На то и гений.

Валентайн. Увы – это гений безумцев и поэтов.

Том Стоппард. Аркадия

Пролог

Бледно-зеленая луна плыла над заливом. От воды поднимался густой туман и наползал на берег, путаясь в тростнике и расставленных на просушку сетях. Сверху, с утеса, море выглядело так, словно его задрапировали клубами пыльного тюля. Порывы ветра рвали серое покрывало, обнажая масляно-черные прогалины. В паре километров к югу спал скрытый туманом городок Спектр. Вдалеке виднелись мачты стоящих на причале рыболовецких баркасов – сплетение прямых линий, похожее на зачарованный лес или кладбище. С залива тянуло холодом.

Густав Гаспар схватился за шершавую ветку куста и ступил на крутую тропинку, ведущую к пляжу. В другой руке он держал керосиновую лампу: желтый свет, пробивавшийся сквозь закопченное стекло, не столько освещал дорогу, сколько раздражающе рябил в глазах. Шел Густав медленно. Болтавшаяся на заплечном ремне тренога то и дело норовила ударить под колено, а Густав не хотел скатиться с утеса, переломать кости и, главное, разбить чертовски дорогой телескоп. От холодного бриза не спасала даже плотная ветровка. Отсыревший брезент лип к спине, а красная вязаная шапочка пропиталась влагой и на ощупь была как медуза. Густав останавливался через шаг и прижимал ладони к стеклу лампы, грея окоченевшие пальцы. Во фляжке плескалось немного рома, но он не спешил воспользоваться проверенным средством. Ночь предстояла длинная.

С отливом море отступило на три метра, оставив на пляже мелкие лужи и облепленные ракушками валуны. Для наблюдений за небом берег был не лучшим местом. С крыши собственного дома Густав мог увидеть больше и притом не мучиться от холода и сырости. Да что говорить – останься он на вершине утеса, не пришлось бы постоянно протирать окуляры от конденсата. С другой стороны, наверху он был бы безучастным наблюдателем; здесь же он оказывался в самой гуще событий.

Прыгая по изъязвленным морем камням, Густав подошел к самой воде. Почудилось, что рядом промелькнул темный силуэт огромной рыбы, плавающей прямо по воздуху, но не успел он удивиться, как серая пелена отхлынула под напором порыва ветра. Таинственная рыба оказалась кривой корягой, обглоданной волнами до глянцевого блеска. Густав громко хохотнул, высмеивая свои страхи. Померещится же! Однако сердце прибавило оборотов – в его возрасте слишком живое воображение способно сыграть злую шутку.

Небо было безоблачным и черным, как сырая нефть. Туман искажал размеры. С пляжа луна казалась невероятно огромной. Она лежала на тонкой границе воды и воздуха, окруженная россыпью звезд. По привычке Густав проверил созвездия, не без удовлетворения отметив, что все на месте.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке