ЧЕРНОЕ ДЕЛО

Тема

Аннотация: Москвичи в шоке. Город захлестнула серия загадочных убийств. Тела погибших страшно изуродованы, но ценности не тронуты. Журналист Осипов, взявшийся раскрыть тайну последнего преступления, теряется в догадках. Кто это? Маньяк? Может быть. А вдруг за всем стоит вмешательство сверхъестественных сил? Ведь сохранились смутные сведения о людях-оборотнях, способных превращаться в медведей-убийц. И будто никому не под силу справиться с ними, кроме особых Охотников из древнего рода...

---------------------------------------------

Алексей Григорьевич Атеев

Творческий путь автора начался с публикации романа "Загадка старого кладбища" в газете "Магнитогорский рабочий". В результате ее тираж достиг невероятных величин. Это был настоящий прорыв в завтрашний день. Десятки тысяч читателей, вытирая со лба проступивший от пережитого ужаса холодный пот, дрожащими руками вырезали из газеты очередную порцию романа и бережно наклеивали ее в семейный фотоальбом, откуда предварительно были выброшены снимки дедушек и бабушек. В галантерейных отделах универсальных магазинов продавщицы устраивали чтение вслух, не обращая внимания на вопли взволнованных покупателей. Хотя вскоре вопли стихали. Всех завораживал прихотливый сюжет и великолепный стиль автора. Мертвая тишина повисала над городом в такие часы…

МОСКВА

ЭКСМО-ПРЕСС

2 0 0 2

Москвичи в шоке. Город захлестнула серия загадочных убийств. Тела погибших страшно изуродованы, но ценности не тронуты. Журналист Осипов, взявшийся раскрыть тайну последнего преступления, теряется в догадках. Кто это? Маньяк? Может быть. А вдруг за всем стоит вмешательство сверхъестественных сил? Ведь сохранились смутные сведения о людях-оборотнях, способных превращаться в медведей-убийц. И будто никому не под силу справиться с ними, кроме особых Охотников из древнего рода…

(C) ЗАО "Издательство "ЭКСМО", 2002

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

1

1970 г. Осень. Крым

Передвижной цирк шапито расположился совсем рядом с морем. От кромки прибоя его отделяло каких-нибудь метров пятьсот. Ночами, когда городской шум стихал, становился отчетливо слышен плеск набегающих на песчаный берег волн. Звук этот, тревожный и притягательный одновременно, слегка волновал цирковых, особенно тех, что помоложе. По вечерам они сидели у костра, разведенного возле вагончиков, стоявших на задах шапито, пили дешевое молодое вино и лениво переговаривались, одновременно прислушиваясь к голосу моря. Правда, уже две недели, как по случаю ненастной погоды посиделки прекратились.

В отличие от людей шум волн нисколько не интересовал животных. Ночью, после представления, они отдыхали в клетках, занятые собой и друг другом. Изредка верещали обезьяны, уныло завывала гиена, всхрапывал лев, но не было в их голосах ни тоски, ни страданий.

И только медведи, казалось, проявляли к морю некоторый интерес… Особенно этим отличался немолодой, громадный, но изрядно облезлый бурый медведь по кличке Сударь. По ночам, когда все кругом спали, он садился возле решетки и, прислонив мохнатую голову к прутьям, пытался уловить звуки, долетавшие снаружи. Вряд ли он когда-нибудь видел море, хотя частенько оказывался совсем рядом с ним. Скорее всего неумолчный плеск волн напоминал ему столь же неумолчный шум леса, откуда он был извлечен еще медвежонком. Сударь почти совсем забыл о лесе. Отпусти его сейчас на волю, он скорее всего умер бы от голода, не сумев добыть себе пищи. И все же притягательный шум да еще крепкий соленый запах морской воды, столь непохожий на запах бора, вносил неясное смятение в однообразные мысли медведя.

2

Стоял конец октября.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке