Букет средневековья

Тема

Аннотация: Присущее автору трагикомическое мироощущение, его тяготение к конструированию макромоделей и к их проверке в экстремальных фантастических ситуациях — все это приближает А. Горло к числу тех писателей, которые, по словам К. Воннегута, «должны испытывать чувство неловкости, чтобы задуматься над тем, куда зашло человечество, куда оно идет и почему оно идет туда…»

---------------------------------------------

Анатолий Иванович Горло

«Корректировать Прошедшее Время допустимо лишь в том случае, если его естественный ход уже был нарушен интервентами Других, более поздних эпох».

Из «Положения о Всемирном Согласовании Времен».

«Исчезнувший робот № 770491 был обнаружен в Средневековье под кличкой Жепезнобокого барона. С целью его нейтрализации в соответствующий временной квадрат был командирован младший инспектор Руальд, затем инспектор Альвад. Однако связь с ними потеряна. Считаю целесообразным направить в Средневековье старшего инспектора Чела».

Из рапорта начальника надзора Давно Прошедшего Времени диспетчеру Большого Атемпорального Кольца.

«Вести себя следует в полном соответствии с инспектируемой эпохой, ни обликом, ни действиями, ни образом мыслей не выдавая своей принадлежности к Будущему Времени».

Из «Памятки трансвременному инспектору».

Шел круга луны четвертый год, а солнечного круга восьмой год. И было в тот год знаменье: стояло солнце в круге, а посредине круга меч, а посредине меча солнце, а над солнцем дуга, рогами на восток, откуда волхвы ожидали нашествия великого множества людей с песьими головами. Однако жители этого южного края привыкли и к знаменьям, и к нашествиям, песьи головы тоже небыли им в диковинку, поэтому месяца июля в седьмой день на постоялом дворе Сфандра, как обычно, шла бойкая торговля: заезжие купцы спешили распродать либо выгодно обменять свои товары, чтобы засветло добраться до следующего торга. Венецианцы и генуэзцы, валлийцы и сарацины, лузитанцы и ганзейцы, греки и сурожане надсадно кричали, предлагая содомские яблоки, собранные у подножия Ливана, малагский перец в зернах и стручках, в коих он произрастает, мед ливийский из тамариска и пшеницы, цейлонскую корицу, драконову кровь, добываемую из древесных пор и исцеляющую все болезни, благовонное масло из райских роз с шестьюдесятью лепестками, русинские соболя, пурпур из Крита, квасцы египетские, незаменимые при постройке храмов, кизиловые луки, абордажные копья, чаши золотые для смешивания вина, одежды золототканые, ячмень, просо, чечевицу, рабов, лошадей и еще много других товаров, призванных скрасить скоротечную жизнь человека.

Чел неторопливо шел вдоль торгового ряда, прислушиваясь к разноязыкому гомону.

— Сушеная рыба из Моря Кромешной Тьмы!

— Хорезмские таблицы!

— Вышивка по плоти для украшения кожи!

— Браминские нити о ста четырех бусинах для молитв!

— Клянусь святым Винсентом, покровителем Лузитании, тебя в миг излечит эта драконова кровь из страны, где солнце проливает на землю потоки жидкого пламени, отчего море и реки днем и ночью пышу г огненным жаром!

— Да обернется мне сладкая пища кислым соусом, если мои соболя не стоят пяти дублонов!

— Абиссинский имбирь! Абиссинский имбирь!

— Да будут ваши нивы тучны, а скот и жены плодоносны!

— Возьми трактат об астролябии, с помощью коей ты сможешь пересечь море Хабасха и увидеть Землю пресвитера Иоанна!

— Рабов на лошадей меняю! Рабов на лошадей меняю!

— Чел!

Один из сидящих на корточках невольников делал ему знаки. Он был в лохмотьях, сквозь которые проглядывало крепкое бронзовое тело.

— Руальд?

— Он самый, — заулыбался невольник.

Чел присел перед ним!

— Как это тебя?

— Да так.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке