Прыжок Ящера

Тема

Аннотация: Роман Андрея Щупова «Полет Ящера» представляет собой уникальное переплетение жанров: черной мистики и зубодробительного боевика. Его герой Ящер — истинный символ нашей эпохи, бандит без чести и совести, напрочь лишенный сострадания, считает себя хозяином жизни, человеком, которому позволено все. Но внезапно его мир начинает рушиться на глазах. И вселенная поворачивается к нему своей зловещей изнанкой…

---------------------------------------------

Андрей Щупов ПРЫЖОК ЯЩЕРА

"Я гибель накликала милым,

И гибли один за другим,

О, горе мне! Эти могилы

Предсказаны словом моим."

Анна Ахматова

ПРОЛОГ

Двигались ли вы когда-нибудь на ходулях? Сажени в две длинной? Странные ощущения, не правда ли? Нечто подобное испытывал сейчас и я. Разве что саженей насчитывалось куда поболе. Макушки деревьев колыхались где-то на уровне груди, спутанные и переплетенные кроны приходилось попросту рвать, как встречную паутину, ломая ветви, сшибая на землю десятки потайных гнезд. Густой попался лесок! Что называется — дремучий. Оттого и хруст стоял страшный. Когда заваливалось особенно крупное дерево, в небо взмывали стаи перепуганных пичуг. Последние, само собой, принимались стрекотать на всю округу, обозленной мошкарой кружили перед глазами, то и дело бросались в смехотворные атаки. Чертовы пернатые! Они выдавали меня с головой!.. Вот и эта деревушка, несмотря на ранний час, проснулась и переполошилась прежде времени.

Замерев на опушке, я медлительно втянул ноздрями пряный воздух, азартно прищурился. Доброе утро и пахнет по-доброму. С самого первого мига пробуждения. Теперь я отчетливо видел место, к которому приближался. Извилистые, сотканные из древесных змей плетни, крытые соломой двухскатные крыши, белые глиняные мазанки — пастораль да и только! Солнце едва взошло, и деревушка точно ветхим одеяльцем была покрыта хлопьями тумана. И все равно, даже подернутая серой мутнинкой, она казалась красивой. Уютные, ладно расположенные хатки, лепестковые блюдца подсолнухов — на все это хотелось глядеть и глядеть. Нет, не зря я пришел сюда с сурового севера! Давно хотелось порадовать взор, погреть измурзанную шрамами шкурку под щедрым солнышком.

Кубань… Сладкая, теплая и удобная во всех отношениях. Здесь даже пыль особенная — мучнистая, мягкая, отдающая уютом. Ландшафт, правда, подкачал — преимущественно степной, без гор и буераков, а в степи меня издалека примечают. И сеют панику задолго до встречи. Как варан же волочить брюхо по земле я не приучен. Привык, знаете ли, шагать на своих двоих. Потому и порадовался этому лесочку. Село притаилось в самой чащобе, надеясь на защиту лесного бога, на крепость сосновых стволов. Только это все равно что возлагать надежды на пресловутое «авось». Оно, как известно, срабатывает далеко не всегда. Вынюхал я людишек! Вчера на вечернем закате, когда потянуло дымным ветерком. Уж аромат-то выпекаемого хлебушка я всегда отличу! А тут еще и петушок по утру крикнул пару раз. Тихонько так кукарекнул, но я услышал. И, конечно же, встрепенулся. Потому как петушок — ориентир верный!..

Щурясь, я разглядел, как на том конце села люди пестрыми ручейками разливаются кто куда. И одеты во что ни попадя. Не стали меня дожидаться хуторяне, — в бега подались. От беды подале. Жаль… Всхрапнув, я сделал несколько шагов и придавил стопой ближайшую хатку. Она хрупнула и осела, выбросив пыльное облако. Точно гнилушку раздавил. И правильно! К хлебосольству следует приучать. Не мытьем, так катаньем. Если все кругом начнут разбегаться, как же мне жить тогда поживать? Тыквами да гарбузами, извиняюсь, питаться? Ну уж нет! Тыквы — оно, конечно, тоже полезно — особенно для печени с селезенкой, но я вам не вегетарианец.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке