Гончие преисподней

Тема

Аннотация: Спасать мир? Опять?! Сколько можно! Эльфы этим не занимаются. По крайней мере задаром. А вот если хорошо заплатят… Тогда обращайтесь.

Остановить безумного волхва, чей дух тысячу лет был заточен в статуе? Легко! Найти серийного убийцу в древнем городе бьонинов? Запросто! Спасти хранителя печати, гроссмейстера эльфийских магов? Считайте, что уже сделано! Провалиться в ад и оказаться в пасти у Гончих преисподней? Это уже без нас.

---------------------------------------------

Денис Чекалов

Алая река, которую хобгоблины обычно называют Кровавой, делит материк Маэль Даэрдор на две почти равные части. Вдоль ее берегов проходит граница между миром волшебства и царством высоких технологий.

Первый разбит на тысячи мелких княжеств и королевств, самое крупное из которых, Асгард, некогда великая и могущественная империя, переживает сейчас свой закат.

Мир технологий поделен между эльфами и хобгоблинами. Впрочем, нет в мире более могущественных магов, чем эльфы, как нет и другого народа, который испытывал бы к волшебству такое же недоверие и скрытую неприязнь.

Когда я спросил верховного колдуна Черного круга, Драко Ферегонда, как объяснить это противоречие, он ответил:

– Противоречий здесь нет. Мы не доверяем магии именно потому, что слишком хорошо ее знаем.

Люди, некогда полновластно владевшие Маэль Даэрдором (в те далекие времена, до смещения материков, его называли Евразией), – теперь свободно живут в разных странах и королевствах, но не образуют собственного.

Их научные достижения, а также памятники культуры (впрочем, довольно сомнительные, если спросить меня) были унаследованы многими другими народами.

Фройкс Твердоух. История Маэль Даэрдора. Том I, с. 26 – 27

ПРОЛОГ

– Хороший удар, – заметил я.

Юноша, к которому были обращены эти слова, скромно потупился. Было заметно, что он не привык получать столь явную похвалу. Юноша вскинул меч к лицу, салютуя своему противнику, поклонился и отступил назад.

Солнечный свет, вливавшийся в широкие окна, наполнял просторную залу для тренировок. На выложенных из белого камня стенах висели мечи, кинжалы и шпаги всех размеров и форм.

Кое-где нашлось место и для щитов, хотя не они правили здесь бал. Гербы императорских домов, морды драконов и изысканные орнаменты украшали их. На некоторых красовались девизы, но все они меркли перед краткими, суровыми словами, начертанными на одной из стен:

«Будь верен присяге – и меч будет верен тебе».

Я находился в школе фехтовального искусства, которая по праву считалась лучшей в городе. Владел академией мой давний приятель, Прокл Бородатый.

– Как видишь, мои ученики многое умеют, – произнес старый фехтовальщик, пряча в усах довольную улыбку. – Ты молодец, Димитриус.

Юноша склонил голову.

– Помни – похвала такого опытного бойца, как Майкл, стоит очень многого, – продолжал Прокл. – Но не расслабляйся. Ты должен упорно тренироваться, пока не научишься наносить удары автоматически.

– Самый позорный кунштюк, какой я только видела, – раздался презрительный голос от дальней стены.

Я помрачнел.

Здравый смысл подсказывал мне, что не стоило брать с собой Френки.

Нельзя сказать, чтобы демонесса притягивала к себе неприятности. Я давно перестал верить в подобные отговорки.

Нет, красавица создает хлопоты и проблемы сама, везде, где только ни появится. Вот и сейчас широкое лицо Прокла побелело, став похожим на обвалянную в муке лепешку, а борода распушилась, словно вот-вот вылезет.

Причиной тому был не гнев и даже не оскорбленная честь мастера, а несказанное удивление. Никто еще не осмеливался перечить великому фехтовальщику, да еще в стенах его собственной школы.

Я украдкой посмотрел на Димитриуса.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке