Noteka 2015

Тема

---------------------------------------------

Левандовский Конрадт

К О Н Р А Д Т Л Е В А Н Д О В С К И Й

А вот каковы в стране той светские обычаи (...),

ибо через два дня после прибытия моего,

я был удостоен аудиенции. Мне приказали

лечь на пол, ползти на животе и вылизывать

языком пол, продвигаясь к королевскому трону.

(...) Ежели Король желает какого-либо

помещика или дворянина казнить почетным образом,

приказывает Он посыпать пол коричневым

ядовитым порошком, от которого тот

неизбежно становится медлительным и

лопается в двадцать четыре часа.

Джонатан Свифт " Путешествия Гулливера"

День начался и мрачно, и слишком рано, все как в детективном романе. Из постели меня вытянул звонок, а на пороге стояла парочка печальных типов.

Ну, не совсем уж печальных. Увидев меня, эти оба улыбнулись, причем, один даже весьма широко. Отсутствие чиновнической серьезности понять было можно. Небритая рожа, бегающие глаза и взлохмаченные патлы наверняка делали меня похожим на барсука в состоянии похмелья.

- Радослав Томашевский, сотрудник еженедельника "Скабрезные Новинки"? - спросил самый смурной.

Я поглядел исподлобья.

- Да, это я.

Они вытащили удостоверения, весьма заботясь, чтобы я, не дай бог, не подумал, что это револьверы.

- Министерство Национальной Обороны, - заявили они хором.

- Знаете, господа, по-моему, все-таки это ошибка...

- Можно войти?

Ясный перец, вопрос был риторический. Когда они уже ввалились ко мне и закрыли дверь, тот, самый веселый, сообщил:

- Мы пришли относительно ваших статей, касающихся нашего ведомства...

- Так ведь я все выдумал, - трудно было сказать, было ли это разумным аргументом в данной ситуации, но, в принципе, а что мне было еще говорить.

- Нам известно об этом, - сказал умеренно веселый. - Собственно, из-за этого мы и пришли.

- Отчизна требует вас, - добавил печальный.

В голове у меня все перемешалось.

А все из-за того, что три месяца назад в "Скабрезных Новинках" поменялся главный редактор.

Существовало несколько правил относительно перемещения задниц на стуле главного. Во-первых, длинные пребывания всегда следовали коротким, по принципу: тире-точка-тире-точка, как в азбуке Морзе. Во-вторых, каждый главный редактор типа "тире" начинал с основательной реформы журнала с целью его максимального приближения к рынку. А говоря по-человечески: проводил в жизнь гениальные, по его мнению, идеи, по его превращению в чтиво для полуграмотных идиотов. Плодом подобных экспериментов становилось резкое падение тиража, в результате чего, издатель тут же сплавлял новатора и садил на его место более реалистически настроенного человека, который довольно скоро доводил тираж до прежних объемов. Следовало пребывание типа "точка". Через какое-то время издатель снова задумывался, а как бы "Новости" сделать более продаваемыми. В результате начинался новый цикл. В этом не было бы ничего неприятного, если бы каждую реформу не сопровождал погром среди постоянных сотрудников.

На сей раз пришла очередь "точки", то есть, порции прогресса. Новый главный с порога заявил, что с этой минуты мы будем не каким-то образчиком желтой прессы, но серьезным бульварным журналом. Среди авторов, производящих всяческую дуристику, началась паника. Кто-то врубил компьютер и с ходу стал переделывать селянина из Петркова, что зарубил жену сапкой, в графа Луиса из Монако, который задушил любовницу живым питоном. Несколько типов предусмотрительно побежали поискать работы в другом месте, а мне стукнула в голову эта чертова задумка. Гонимый ею, я сразу же записался на прием к главному.

- Чем вы занимались до сих пор? - спросил тот через полчаса, внимательно глядя на меня.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора