Бессмертный Дим

Тема

---------------------------------------------

Трускиновская Далия

Далия Трускиновская

Мы встретились ночью, в деревянной беседке на берегу реки, подальше от институтских корпусов. Беседку насквозь продувало, снизу тянуло сыростью, и никаким самовнушением я не могла согреться. Странно - когда мы восемь лет назад бегали июньскими ночами в эту же самую беседку, холод почему-то не замечался.

Фернандо тоже мерз, и было даже удивительно, с каким неколебимым спокойствием и терпением он меня слушал. Впрочем, у нас с ним это профессиональное...

- И знаешь, что меня поразило больше всего? - говорила я. - Ее рост. Эта Эва Терека оказалась удивительно маленькой для межпланетчицы - метр шестьдесят, не больше. А ты же знаешь, каких туда рослых девиц берут.

- Какая у тебя была предварительная информация?

- Практически никакой. В институт о Эве сообщили, когда транспортник уже приземлился, и через час она была здесь. Хьюнг только успел вызвать меня и дать задание. Ну, и передать моих пациентов Аллену. В общем, Хьюнг правильно рассудил - я женщина, я не настолько уж старше Эвы, мне легче будет ее понять... Но случай из ряда вон выходящий. Потому я и вызвала тебя, чтобы рассказать эту историю и попросить твоей помощи.

- Ну, говори...

- В двух словах - группа девочек, будущих операторов видеоустановок, проходит преддипломную практику на "Сигме-4", у всех все благополучно, а одна практиканточка ночью вдруг забирается в медблок и вводит себе в вену четыре кубика эпросона.

- Самоубийство? - растерянно спросил Фернандо.

- Да, я тоже тогда вспомнила это слово. Помнишь, по исторической литературе проходили "Анну Каренину"? Я даже заглянула в словарь - не помечено ли это жуткое словечко знаком архаизма? И знаешь - еще не помечено!

- Как результаты обследования?

- Анализы обычные. Но вот что любопытно - я дважды в неделю смотрю ее ауру. Свечение нормальное, аура голубоватая, без вкраплений, в области левой руки и сердца язычки еще не пришли в норму - эпросон сказывается. И за месяц - никаких изменений! Знаешь, на межпланетных всякие чудеса бывают, но их до сих пор удавалось объяснить на уровне медицины. А тут... Скоро месяц, как я мокну с этой Эвой в бассейнах, вожу ее по лабораториям и на прогулки, разговаривают ней на нейтральные темы - тесты уже перепробовала... Ну и, конечно, одурела от функциональной музыки!

- А разрешение на погружение ты не пробовала получить?

- Нет, не пробовала. - Глядя мимо Фернандо на тот берег, где светился сквозь предутренний туман рыбачий костерок, я живо увидела бледное лицо и остановившийся взгляд Эвы - здесь же, вчера, в полдень...

- Так... Позволь процитировать учебник. - Оказывается, мы с Фернандо, как восемь лет назад, еще способны на биоволновую связь! - Есть границы, которые психогигиенисту настолько легко переступить, что он не имеет права этим пользоваться без крайней необходимости. Личность - неприкосновенна...

- Но послушай! Я просто не выдержала ее постоянного молчаливого сопротивления. Знаешь - без вспышек, ровное, сплошное, как каменная стенка, сопротивление! Погрузила я ее как-то спонтанно, прямо здесь, в беседке. Сама удивилась, как быстро это получилось. Сперва прогулялась по прошлой неделе - все нормально, в подробностях не сбивается. Забираюсь глубже, довожу ее до той ночи, когда ее нашли в мед блоке, и вдруг сопротивление! Представляешь, сопротивление при погружении...

- Тебе следовало немедленно вывести ее...

- Сама знаю. Но я уже не могла остановиться. И вот результат несчастная любовь!

Фернандо от неожиданности свистнул.

- У них на межпланетной был один капитан, этакий межпланетный Аполлон, кумир всех практиканток. Начало истории, как видишь, заурядное.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке