Зачарованные смертью

Тема

---------------------------------------------

Алексиевич Светлана

Светлана Алексиевич

СОДЕРЖАНИЕ

От автора

или о бессилии слова и о той прежней жизни,

которая называлась социализмом.

История с обмотками, красными звездочками и четвертым сном Веры Павловны

История с мальчиком, который писал стихи через сто лет после четвертого сна Веры Павловны

История о том, как невозможно разлюбить марши, Сталина и кубинскую революцию

История, рассказанная молодым человеком, который понял, что жизнь больше Феллини, чем Бергман

История коммуниста последнего поколения и некоторые размышления об обаянии красного идеала.

История человека, который летел, как птица

История человеческой жизни, после которой остались две комнаты в бараке, одна грядка и медаль "Победитель социалистического соревнования"

История о том, что если вы найдете у себя в подушке кусок галстука и куриные кости, галстук нужно повесить на кресте при дороге, а кости отдать черно собаке

История сталинской девочки, при которой боялись рассказывать политические анекдоты, и о том, как в пятнадцать лет она перестала верить в коммунизм в сумасшедшем доме

История другой девочки, которая хотела, чтобы ее кто-то любил, ну хотя бы мама

История человека, который воевал в сорок первом и не думал, что когда-нибудь услышит: "Зачем ты победил? Мы бы сейчас баварское пиво пили..."

История человека, который воевал в девяноста первом там, куда можно купить билет в любой кассе Аэрофлота

История о том, что все равно есть еще парни, которым легче застрелить себя, чем стрелять в других

История о том, что в смерти есть что-то женское

История человека, который не могло быть счастливым

История о том, как один человек за всех нас молился

История с красным флажком - между взмахом крыла и лопаты...

Вместо эпилога

От автора,

или o бессилии слова

и о той прежней жизни,

которая называлась

социализмом

Я пишу это предисловие, когда на столе уже лежит готовая рукопись. Кричит, вопит, плачет... Я различаю голоса... Не хор, как это было раньше, а одинокий человеческий голос... Они все звучат по-разному... У каждого - своя тайна...

Я ее боюсь. Да, я боюсь своей книги. Я не хотела бы знать обо всех нас того, что в ней собралось воедино и обнаружилось. Говорят, что точный диагноз - уже половина лечения, но не всегда есть мужество его услышать, обманываться все же легче. Мне теперь часто кажется, гораздо чаще, чем прежде, что среди нас больше тех, кто не хочет знать точный диагноз. И сама смерть порой не так неумолима, как правда. Но я не врач и тем более не судья.

Был ли у меня выбор? Я спрашивала себя, не раз в течение двух лет, когда писала книгу, я задавала себе этот вопрос: зачем снова о смерти?

Когда человек всю жизнь сидит в тюрьме и говорит только о тюрьме, никто не удивляется: почему он не подберет другой темы для разговора? О чем я? Да все о том же. О своих сомнениях: надо ли было писать эту книгу? Страшную и беззащитную...

Что есть наша история? Оглянемся - и попадем в знакомое царство смерти. Торжественный и мрачный пантеон.

Кто же мы? - А мы - люди войны. Мы или воевали, или готовились к войне. Мы никогда не жили иначе.

У меня не было выбора.

Но у Варлама Шаламова вдруг встречаю такую мысль, что лагерный опыт никому не нужен. Лагерный опыт нужен только в лагере.

И все же...

Если жизнь становится понятной, когда получает завершение, - после смерти, - то, наверное, так и с идеями. Живой миф не поддается анатомированию, он постоянно где-то прорастает. Мертвый миф - застывшая фотография родивших его поколений. Первые, наиболее простые, доступные стадии - отречения и надругательства над мифом социализма - мы прошли.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке