Не горюй!

Тема

Аннотация: Можете ли вы представить себе такую ситуацию: вы в тридцать лет родили своего первого, долгожданного ребенка, и в тот же день ваш любимый муж заявляет вам, что он полюбил другую женщину и уходит от вас?

Представить себе такое трудно, еще труднее — пережить. Но женщина, в принципе, должна уметь пережить все и, желательно, не утратить при этом чувства юмора. Хотите рецепт? Тогда читайте роман Мэриан Кайз!

---------------------------------------------

Мэриан Кайз

Пролог

Для меня пятнадцатое февраля день особый. В этот день я родила своего первого ребенка. И в этот же день муж меня бросил. Поскольку он присутствовал при родах, я подозреваю, что между этими двумя событиями есть какая-то связь.

Я знала, мне следовало прислушаться к своим инстинктам!

Я сторонница классической — или, другими словами, традиционной — роли отцов в рождении дитяти. А именно: заприте их в коридоре рядом с родильной палатой; ни в коем случае не пускайте их туда; дайте каждому сорок сигарет и зажигалку; посоветуйте пройтись до конца коридора; когда они благополучно его достигнут, велите им развернуться и шагать на исходную позицию.

При необходимости повторить.

Любой разговор должен быть кратким. Им следует разрешить обмениваться лишь несколькими словами с другими будущими отцами, вышагивающими по тому же коридору.

— У меня — первый. — Кривая улыбка.

— Поздравляю… А у меня — третий. — Печальная улыбка.

— Неплохо. — Натянутая улыбка — не хочет ли он подчеркнуть, что он более способный в этом смысле, чем я?

В такие периоды обычно на все очень остро реагируешь.

Еще им можно позволить бросаться навстречу каждому измученному врачу, вышедшему из родильной палаты по локти в крови, и, задыхаясь, спрашивать:

— Какие-нибудь новости, доктор?!

На что доктор может ответить:

— Да что вы! У нее матка открылась всего на три сантиметра.

И ваш муж с умным видом кивнет, хотя не поймет ничего, за исключением того, что ему придется еще какое-то время пошагать по коридору.

Ему также позволительно изобразить гримасу муки на лице, когда из палаты донесутся крики любимой. А когда все закончится, когда маму и ребенка умоют и молодая мамаша в чистой ночной рубашке будет лежать на кружевной подушке, утомленная, но счастливая, а прелестный ребенок будет сосать ее грудь, вот тогда, итолько тогда, можно разрешить папаше войти.

Так ведь нет, я поддалась влиянию новых веяний! Хотя сильно сомневалась, могу честно признаться. Я что хочу сказать? Мне, например, вовсе бы не хотелось, чтобы мои родные и близкие присутствовали при удалении у меня… скажем, аппендикса. Это же унизительно! Вы попадаете в такое невыгодное положение. Все эти люди смотрят на вас, на те ваши места, которые вы сами никогда не видели даже в зеркале. Я представления не имею, как выглядит мой кишечник. Точно так же я не в курсе, какая у меня шейка матки. Я и не хочу этого знать. Но половина обслуживающего персонала больницы Святого Михаила знает.

Короче говоря, я чувствовала себя униженной, поскольку выглядела не лучшим образом. Мне казалось, что я сама скверно с собой обошлась.

Я видела по телевизору достаточно косноязычных мужественных водителей грузовиков, которые со слезами на глазах, прерывающимся от волнения голосом повествовали, как они присутствовали при родах своего ребенка и какое гра… гран… глубокое впечатление это на них произвело. И еще я слышала рассказы о накачавшихся пивом регбистах, которые приглашали всю свою команду, чтобы показать им по видео роды собственной супруги.

Интересно бы знать, зачем им это понадобилось.

Так или иначе, мы с Джеймсом решили, что он должен присутствовать.

Вот и весь рассказ о том, как случилось, что он смотрел, как я рожаю.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке