Игра в невинность

Тема

— Кто она такая? Я её раньше не видела.

— Интересно, кто её родители. Она не ирландка случайно, у неё необычный цвет волос… Посмотрите, какая грация…

— Однако, я желала бы знать, у кого она одевается. Её платье на грани приличия, но очень изящное…

— Как ей идут изумруды! У какого ювелира она приобрела их?

— Я уверена, она будет иметь несомненный успех в этом сезоне!

— О, Долли! Здравствуйте, дорогая. Познакомьтесь, моя племянница, Карина Мэлсби, она недавно приехала из Парижа.

Величественная дама снисходительно улыбнулась, глядя на девушку.

— Прелестное дитя.

Карина скромно опустила глаза, присев в реверансе. Между дамами завязался разговор, девушка обвела взглядом зал, не обращая больше внимания на тётю. Чуть прищуренные зелёные холодные глаза словно выискивали жертву, в них не было ни капли тепла. Заиграла музыка, у плеча Карины вдруг раздался негромкий голос:

— Разрешите пригласить вас, мисс?..

Она обернулась, оценивающе глядя на красивое лицо, тёмные густые волосы, насмешливые карие глаза.

— Сочту за честь, милорд, — она протянула тонкие пальчики.

— Я вас раньше не видел, мисс… — её партнёр вопросительно поднял бровь.

— Карина Мэлсби, милорд. Я недавно из Парижа приехала, училась там в закрытой школе, — Карина искоса глянула на него. — А вы…

— Лорд Джон Уолтон, мисс Мэлсби, — показалось ему или нет, в её глазах мелькнул огонёк?..

— Очень приятно, — Карина чуть склонила головку, при этом пушистый локон скользнул по обнажённому плечу.

Девушка прекрасно знала действие такого, казалось бы, невинного жеста: взгляд Уолтона невольно опустился ниже, к декольте, он машинально отметил, какая бархатистая у неё кожа, и ему почему-то захотелось коснуться её, почувствовать под пальцами тепло…

— Милорд?.. — Карина смотрела на него невинными глазами, вопросительно изогнув бровь.

— Мисс, вы в принципе не носите корсет? — он с удивлением почувствовал через бархат платья, что этой детали одежды на девушке действительно нет.

— Знаете, это такая неудобная штука, — она захлопала ресницами. — Он мне немилосердно трёт.

Карина даже не смутилась от такого вопроса, хотя любая другая девушка покраснела бы, сердито поджала губки, и чего доброго, залепила бы ему пощёчину. Но Уолтон был уверен, что любая девушка в этом зале никогда в жизни бы не ре-ши-лась явиться на бал без корсета.

— И чему же вас учили в Париже, мисс? — он более внимательно вгляделся в эти точёные черты лица, пытаясь понять, что из себя представляет его партнёрша.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке