Разбойничий тракт

Тема

Аннотация: Март 1814 года. Русская армия – под стенами Парижа. В боях особо отличилась сотня терских казаков отдельного Кавказского корпуса. Последний сокрушительный удар, и цитадель смертельного врага взята!

Война закончилась, по мостовой Вечного Города цокают подковы казацких коней. Обыватели готовы к резне и насилию, но русские поддерживают железный порядок. Даже когда озорная дворяночка завлекла в свои объятия терского урядника Даргана Дарганова, бедового казака едва не приговорили к казни. Пришлось собирать манатки и возвращаться на родину, но не одному, а с юной француженкой, на которой Дарган как честный человек был вынужден жениться.

А тут еще приятель уговорил захватить с собой найденный на постоялом дворе клад. Знать бы наперед, какую беду навлекут на молодоженов проклятые святыни Империи, одно название которых опасно упоминать вслух!

---------------------------------------------

Юрий Иванов-Милюхин

Глава первая

Император Александр Павлович приложил к выгнутой брови подзорную трубу, покрутил блестящий окуляр. Тонкомордый ахалтекинец под ним перебрал точеными ногами с белыми повязками и всхрапнул, заставив седока ткнуть его шпорами. С невысокого пригорка хорошо просматривалась столица Франции, город Париж, как бы подвешенный в сыроватом весеннем воздухе. На дворе был теплый туманный март 1814 года, предстоял последний рывок, чтобы добить врага в его же затейливых дворцах, и самодержец пристально оглядывал редуты неприятеля, выискивая в них слабые места, которых было много. Остатки армии Наполеона могли грозить союзным войскам лишь непредсказуемым броском умирающего зверя, поэтому Александр Первый не спешил посылать в бой свои доблестные войска, надеясь на скорую безоговорочную капитуляцию противника. Но ставка врага молчала уже несколько дней, противник затаился, продолжая устрашать нежданным и поэтому опасным ударом. Император опустил трубу, чуть развернулся к сопровождавшей его свите из боевых и штабных генералов и офицеров.

– Господа, я думаю, ждать больше нечего, – твердым голосом произнес он. – Парламентеров неприятель не выслал, белых флагов не выкинул.

– Ваше Императорское Величество, Наполеон Бонапарт рассчитывает на то, что коалиционные войска не посмеют нанести удар по центру мировой культуры, – откликнулся кто-то из генералов. – Прикрываясь этим да еще неопытными горожанами, занявшими места в боевых порядках, он полагает, что мы первые предложим ему мирный договор.

Самодержец покривил щеки, украшенные рыжими бакенбардами, почмокал губами. Затем он вскинул чисто выбритый подбородок и властно обозрел окрестности.

– Вот и не станем оттягивать знаменательного момента. Мы знаем, что прочный мир достигается только лишь через войну. – Сложив трубу, император натянул белые перчатки и взмахнул рукой. – К бою!

Всё вокруг немедленно пришло в движение. К полкам и дивизиям галопом понеслись адъютанты с приказами, пехотные и артиллерийские части начали выдвигаться на заранее оговоренные позиции, кавалерия, размещенная на флангах, подтянула свои ряды. Командиры вышли вперед, встали под хоругви, сжатые в руках знаменосцев. Ударила барабанная дробь, и тут же запели сотни медных труб. Под ритмичные звуки, будоражащие нервы, пехотинцы в высоких киверах и медных гренадерках, перекрещенные белыми ремнями, выбросили вперед длинные ружья с примкнутыми штыками и твердой поступью двинулись на врага, как это делали римские легионеры две тысячи лет назад. Они должны были пробить оборону неприятеля, чтобы в эту брешь могли хлынуть другие полки, находящиеся пока в засаде.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке