Схватка с Иль-Ронном

Тема

Аннотация: Первое правило контрабандиста: «Скорость — твой лучший друг».

Второе правило контрабандиста: «Не зарывайся — заработаешь больше, проживешь дольше».

Третье правило контрабандиста: «Забудь обо всех правилах»…

---------------------------------------------

Уильям Дитц

(Космический контрабандист-3)

Эта книга для моей любимой жены Марджори.

Глава первая

Пик Ландо, распростершись на пляже, блаженствовал. Солнце ощущалось как теплый красный шар за закрытыми веками. Кожу овевал нежный ветерок, поодаль шуршал прибой. Что-то плеснуло, и Мелисса рассмеялась.

Ландо улыбнулся. Для девочки, которая большую часть своих одиннадцати лет провела в космических кораблях, это был редкий праздник. Да и для него тоже: впервые за много месяцев он ощутил себя в безопасности. Никаких астероидов, пиратов, охотников за головами!

Шикарный курорт Ротмониан-Лодж в отдаленном месте Пилакса славился тем, что обеспечивал всем своим гостям полнейшее уединение.

Виллы, оборудованные самыми совершенными защитными системами, были построены на приличном расстоянии друг от друга. Между ними располагались охрана, сеть постов, снабженных автоматическим оружием, а также эскадрон тяжело вооруженных роботов-часовых. Словно большие насекомые, они шествовали по острову, оставляя на белом песке круглые отпечатки своих ног-манипуляторов, готовые уничтожить все, что приблизится. Да, Ротмониан-Лодж своих денег стоит. Так, по крайней мере, решил Ландо.

— Эй, Пик! Посмотри! — В голосе Мелиссы звучал детский восторг.

Ландо слышал плеск и теперь раздумывал — посмотреть или просто помахать рукой. За последний час он повидал бесконечное количество обломков и плавучего мусора, принесенного прибоем, включая различные ракушки, небольшой обломок дерева, занятные кусочки растений и сандалию, которую кто-то забыл на берегу.

Сесть и посмотреть на последнее открытие Мелиссы — значит разрушить магию момента, но не сделать этого — испортить удовольствие ей.

— Пик!

Ландо услышал завывание гидравлики. Какой-то мужчина выкрикнул что-то неразборчивое, а чей-то ребенок заплакал.

Ландо сел и открыл глаза. Он не сразу понял, что это за металлическая штуковина поднимается из прибоя — солнце слепило глаза, отражаясь от металлической поверхности, с которой потоками бежала вода. Как лохмотья на нищем, на штуковине висели водоросли.

Ландо вскочил. Рука потянулась к пистолету, которого на месте не оказалось. Из одежды на нем были только синие плавки.

— Мелисса! Беги! Беги в дом!

Справа мелькнули длинные худые ноги, и Ландо понял, что Мелисса его послушалась. Дети, выросшие на космических кораблях, быстро учатся понимать приказы.

А машина оказалась огромной. Тридцать футов в высоту, шестьдесят в длину, она напоминала высокотехнологичного водяного жука. Вокруг четырех длинных ног пенились волны прибоя.

Машина остановилась, и ее головная часть медленно повернулась. С жужжанием открылся люк. Ландо попятился, ожидая появления пушечного дула и своей смерти.

Кинолентой прокрутились воспоминания. Он снова увидел, как таможенник стреляет в спину его отцу и падает, когда сам Ландо нажимает на курок. Вспомнил, как прыгнул в люк и упал на песок с высоты двенадцати футов. Снова услышал взрыв, когда взлетел на воздух корабль отца. Он бежал, зная, что охотники за головами будут преследовать его, устроился на космический буксир и стал собирать обломки кораблекрушений, а обнаружил заброшенный инопланетный корабль. Столь древний, столь ценный, что все проблемы могли бы разом кончиться. Могли бы, но не кончились.

Ландо отшатнулся — из люка выскочил какой-то ящичек и полетел прямо к нему. Робокамера! Не оружие, но не менее вредная вещь.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке