Похитители бессмертия

Тема

Аннотация: Он родился на планете Земля. Людей его профессии в древней Японии называли ронинами. С тех пор прошло много лет. Земля стала матрицей для сотен обитаемых миров, освоенных людьми. На многих из них имелись города-столицы с прежними названиями, и постепенноЗемля как бы размазалась по галактике. Когда путешествие из одной столицы в другую с тем же названием стало отличаться от вояжа в соседний город на той же планете лишь существенной разницей в цене, произошло окончательное разъединение общественных слоев:обитаемые миры разделились на три основные категории — планеты-люкс, планеты-труженики и планеты-парии. При этом Земля-прародительница, выжатая человечеством до дна, скатилась вскоре в третью категорию. Жесткие условия жизни на париях делали их поставщиками лучших в галактике солдат, охранников, телохранителей. И таких, как он. Членов не всеми уважаемой, но всем необходимой организации — Гильдии Убийц...

---------------------------------------------

Мария СИМОНОВА и Дмитрий КРАВЦОВ

Согласно обычаю, в древней Японии самурай приносил повелителю клятву служить своим оружием и жизнью. Если господина убивали или самурай его предавал, то его с позором выгоняли, и он вынужден был скитаться по миру, зарабатывая себе на жизнь наемничеством. Чаще всего они становились наемными убийцами. Такого воина больше не считали самураем. Его называли ронин.

Мир пошел кляксами. Реальность — размытый островок в правом углу. И я иду на нее. Тело заносит, сильнее. Удар коленями — в бетонный барьер. Прояснение, неожиданно контрастное: море ярких огней в пустоте. И ветер. Впереди за барьером — пропасть в сто сорок пять этажей. Город качнулся навстречу. Нет! Назад. Стена. Поворот. Решетка. Тупик. Где же выход? Жаркое зарево внутри, там мечется зверь. Рвет плоть. Обратно. Налево. Черт… Вот она — дверь! Бегу. Через сквозное парадное — на пешеходный балкон. Свет фар в глаза. Резко! Упал! Рукоять лучевика. Липкая. Вспышка выстрела — над головой. Получай ответный. И еще.

Флаер с мертвыми водителем и пассажиром уходит в нижние уровни.

Ублюдок, сука, кто? Позже. Скорее! Стоянка. Машина, вот. Ключи. Где ключи?! Кресло. Контакт. Ходу отсюда. "Скорость "с", управление на меня".

Повороты, улицы, машины, люди, копы. Центральный уровень — наиболее безопасный: не простреливается. Слишком много машин, слишком много свидетелей. Коминс — телефон. Не сейчас. Руль. Липкий. Все липкое. Кровь. Слабею. Аптечка. К запястью, вот так.

Сдаю управление автоматике. Даю адрес. Сейчас полегчает. Сейчас…

* * *

Высотка, четырнадцатый уровень, этаж сто сорок третий. Подо мной бездна. Я зажат в узкой выемке за декоративной колонной. Еле втиснулся, зато есть устойчивость. И стоянка на крыше отеля напротив хорошо просматривается. Меня интересует крайний аппарат на седьмой линии, только что пойманный в экранчик моего оптического прицела — синий аэро-байк «Дрэгстар», 02-19, маленький круизер стоимостью, наверное, в четыре моих «Мустанга». Тачка на месте. О'кей. По крайней мере, место и время заказчик указал точно.

Без десяти одиннадцать. Все готово, все под руками. Жду того, кто оседлает байк. «Объект» в отеле. А может, в открытом ресторанчике здесь же, на крыше. Я не знаю, кто это: за отсутствие любопытства идут отдельные деньги — и немалые. Но соблазн погадать всегда есть. Допустим, «объект» достаточно влиятелен: имеется риск самому стать «объектом» или, того хлеще, — попасть в руки к его подельникам на долгую мучительную расправу. Заказчик перекладывает последствия за его ликвидацию на мои плечи. С моего молчаливого согласия. За деньги. Которые оправдывались.

Но лишний риск — это деньги, которые не бывают лишними.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора