Дзур

Тема

Аннотация: Десятый роман из цикла про Влада Талтоша. Действие происходит непосредственно после завершения предыдущего, девятого (Иссола).

---------------------------------------------

Стивен Браст

(Влад Талтош – 10)

Перевод с английского – Kail Itorr

Stepen Brust. Dzur(2001)

Имена, названия и термины даны в версии переводчика

Пролог. Деревенская тарелка

Вили возник передо мной, повернул голову в направлении зала и приказал вроде бы безадресно:

– Кляву с медом для лорда Талтоша.

Затем развернулся ко мне и проговорил:

– Ваш столик свободен, господин.

Если Вили не собирался делать каких-либо замечаний относительно того, что я где-то пропадал несколько лет, или что у меня стало одним пальцем меньше, или что за мою голову назначена награда, от которой каждый убийца в городе просто кипятком писал – ну что ж, мне и подавно ни к чему упоминать о подобных мелочах. Поэтому я просто проследовал за ним внутрь.

"Валабар и сыновья" расположен в той части Адриланки, которая выглядит хуже, чем есть на самом деле. Узкие улочки, замусоренные подворотни, крошечные, порядком обветшавшие домишки; да и население горожане-теклы и, в небольшом числе, креоты – не выглядит привыкшим к богатству и к особым удобствам. Но как я уже сказал, выглядит это хуже, чем есть на самом деле. Мало кто из здешних по-настоящему бедствует; большая их часть – лавочники или подручные у лавочников, а многие семьи живут тут тысячелетиями. Некоторые – Циклами. "Валабар" именно таков.

Вы спускаетесь по трем шатким ступенькам, и если вы драгаэйрянин (я нет) или очень высокий человек (я – нет), пригибаете голову. Когда вы поднимете ее снова, вас атакует аромат свежевыпеченного хлеба – атакует и одолевает. Почему сквозь все здешние запахи чувствуется именно аромат хлеба – понятия не имею. Снаружи разносятся мириады других, но внутри главенствует хлебный.

В помещении одиннадцать столов, самый большой достаточно велик для обеда на шесть персон. Между столами много свободного пространства. Стены и скатерти белые, стулья бледно-желтого оттенка. На каждом столе – желтый цветок, белая плошка с мелкой столовой солью и прозрачный стеклянный флакон с молотым восточным красным перцем.

Я проследовал за Вили во второй зал, такой же как первый, но всего на девять столов. У Валабара только два зала, вечером оба они обычно забиты под завязку. Мы подошли к моему любимому столику – на два места, в заднем углу; любимый он не по соображениям безопасности, мне просто нравится смотреть, что едят другие.

Стул был приятно-знакомым. Я сглотнул слюну, в желудке заурчало. Едва я сел, появился Михи с моей клявой. Я сделал глоток, что немедленно породило проблему: я могу вам столько рассказывать об этой кляве, что на все прочее времени просто не останется. Корица, монра, мед, густые сливки… улыбаясь, я отпил еще. Лойош и Ротса, мой дружок и его самка, помалкивали, не отвлекая меня от наслаждения. Редкий случай, особенно у Лойоша.

Сбоку от стула поставили маленькую жаровню – аккуратно, так, чтобы я случайно не опрокинул ее. На ней заботливо разогревались щипцы. Рядом с жаровней находилось ведерко со льдом, а во льду стояло длинное белое перо.

Сегодня вечером – вино. О, да.

Я пришел рано; мало кто обедает в такой час. Четверо за одним столиком, один за другим. Четверо – все креоты – тихо беседовали. "Валабар" вообще располагает к тихим беседам, почему – не знаю. Одиночка походил на валлисту. Когда я вошел, он покосился в мою сторону, потом вернулся к своей тарелке. Картофель "Пепельная Гора". Хороший выбор. Впрочем, сколько я знаю, "Валабар" плохих не предлагает.

Я и сам случайно сделал хороший выбор, появившись здесь вскоре после полудня.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке