Рожденные на волнах. Книга первая. Под сенью благодати

Тема

ВОЛЬФ БЕЛОВ

роман

книга первая

ПОД СЕНЬЮ БЛАГОДАТИ

глава первая

ПОСЛАННИК

Дюжина крепких гребцов последним дружным взмахом весел выбросила лодку носом на прибрежную гальку. В свете луны на берегу шевельнулась тень. С носа лодки спрыгнул человек, с головой укутанный в плотный шерстяной плащ. Чуть повернув голову, он приказал гребцам:

– Уходите назад.

Гребцы послушно столкнули лодку обратно в море. Тень на берегу приблизилась к прибывшему человеку.

– Во имя святой церкви приветствую тебя, брат, – произнес сошедший с лодки гость.

Голос его звучал глухо из-под капюшона. В ночной темноте вряд ли имело смысл закрывать лицо, тем более, что человек на берегу точно знал, кто перед ним. Скорее, сказывалась привычка – служители культа, проповедующие отречение от земных благ во имя Небесной Благодати, вне святой обители редко открывали лица даже друг другу.

– Да пребудет с нами Благодать, – отозвался названный брат, также укутанный в шерстяной покров.

Прибывший высвободил правую руку из складок плаща, встречающий склонил голову, коснувшись челом тыльной стороны его ладони.

– Удачен ли был твой путь, брат Исмаир? – спросил священнослужитель, что ожидал на берегу. – Рискованно пускаться в дальнее плавание на таком ненадежном суденышке.

– Бог покровительствует своим верным служителям и хранит в пути, – ответил ночной гость. – Итак, почему я здесь, брат Торох?

– Возникли серьезные осложнения, брат Исмаир. Мы были вынуждены призвать тебя.

– А именно?

– Быть может, нам следует отложить обстоятельную беседу, пока не окажемся в обители? Неподалеку ожидает паланкин.

Рука Исмаира легла на плечо единоверца – неимоверная сила, оказавшаяся в крепких пальцах приезжего, вдруг пригнула священника к земле.

– Во имя Благодати, позволь мне самому решать, брат, когда, где и о чем вести беседу? – глухо произнес Исмаир.

– Конечно, брат, – покорно согласился священник.

– Рассказывай, – потребовал Исмаир, ослабив хватку. – Лучше мне узнать все сразу и обдумать дальнейшие действия, не дожидаясь, пока весть о моем прибытии дойдет до чужих ушей. В наше непростое время нельзя доверять даже стенам святой обители.

– Есть основания полагать, что у лорда-защитника Ольтенара появились собственные виды на трон Тан-Карнаона, – сообщил священник, поведя плечом, побывавшим в крепких пальцах собрата по вере. – На словах он по-прежнему готов поддерживать святую церковь, но вряд ли станет делиться властью. За последний год лорд серьезно упрочил свое положение и влияние на этом острове, стянув под свое знамя бродячих рыцарей, наемников и прочее отребье здешних вод. Его флот способен противостоять всем флотам остальных лордов-защитников, верных церкви. На восточный берег постоянно прибывают все новые воины, на верфях строят новые боевые корабли.

– Насколько близок к трону лорд Ольтенар?

– Уже весьма. Юный властитель Тагар слаб, он все больше сдает позиции. Отстранение его от власти – дело ближайшего будущего. Скорее всего, день коронации Тагара Ат Мадала может стать первым и последним днем его правления. Когда его не станет, у лорда Ольтенара не останется никакой преграды для захвата полной власти на всем Тан-Карнаоне. Правда, это будет власть узурпатора. Ни один правитель соседних островов не признает его истинным государем, таким шагом он наживет могущественных врагов. Лишь последствия незаконного захвата пока удерживают лорда от решительных действий. Но, как я уже сказал, его армия крепнет день за днем. Если так пойдет дальше, он превратит весь Тан-Карнаон в укрепленную крепость и сам станет угрозой остальным крупным островам, в том числе и тем, что уже приняли на себя сень священной Благодати.

– Стало быть, несмотря на свою слабость, юный властитель до сих пор не желает принять святую церковь,? – спросил брат Исмаир.

– В том немалая заслуга его матери, властительницы Митари, а так же хранителя ключа. Эти двое противятся влиянию братства. Лорд-защитник, в свою очередь, не прилагает должных усилий, чтобы убедить властителя Тагара Ат Мадала придать святой церкви официальный статус на земле Тан-Караона. Как я уже сказал, у лорда, скорее всего, появились собственные виды на весь остров, делить его с братством он не намерен.

– Что предпринимает здешнее братство, чтобы склонить властителя Тагара на нашу сторону? – поинтересовался ночной гость. – Ведь подле него есть наш человек, не так ли?

Брат Торох развел руками:

– Увы, усилий нашего человека оказалось тоже недостаточно. Юный властитель временами теряет рассудок и способен на опрометчивые поступки, однако до сих пор противится влиянию церкви. Видимо, сказывается какое-то природное упрямство. Если так пойдет дальше, он просто умрет, так и не уступив братству, а его смерть сыграет на руку лорду-защитнику, но не нам.

– Значит, надобно возвести надежную преграду для нашего лорда на пути к трону, – задумчиво произнес брат Исмаир.

– В пределах Тан-Карнаонских территорий нет такой силы, которая могла бы послужить противовесом лорду Ольтенару и его армии. Так же нет и других наследников трона, властитель юн и пока не имеет потомства, даже незаконнорожденного, несмотря на свою разгульную жизнь. Кроме властителя Тагара Ат Мадала династию правителей представляет лишь его мать, а она, как женщина, не имеет прав на трон. Не имеет она и особого влияния на своего сына. Впрочем, имеется еще дальний родственник Лелох Ан Гадар, но его права на трон слишком сомнительны, да и сам он не лучший кандидат на власть.

– Получается, что искать третью силу необходимо за пределами острова, – сделал вывод брат Исмаир. – И, кажется, я уже знаю, кто именно послужит нашим интересам. Ты очень кстати упомянул Лелоха Ан Гадара, брат. Быть может, третий защитник трона и в самом деле сомнительный кандидат на этот самый трон, однако есть возможность воспользоваться как его родством с властителями Тан-Карнаона, так и родством его супруги с другим монаршим домом.

Волны шелестели, накатывая на берег, пенные гребни с шипением исчезали среди камней у самых ног рыцаря. Холодный ветер бил в лицо, раздувая волосы, выбеленные годами скитаний, теребя седые усы, но воин стоял неподвижно, словно сам уподобился окружающим его серым скалам.

В двух десятках шагов от него несколько рыбаков растягивали на шестах сеть, собираясь ее чинить.

– Господин Смирд, – осторожно окликнул рыцаря один из рыбаков, приблизившись.

– Говори, – отозвался рыцарь, даже не взглянув в его сторону.

– С тобой все в порядке? Ты уже очень давно стоишь здесь.

– Я прощаюсь, – произнес рыцарь, по-прежнему глядя в море.

Рыбак тяжело вздохнул, также повернувшись лицом к морю. Он знал, там, среди волн, десять лет назад нашла свой последний приют жена Смирда Мара. Как и всюду на островах, на Зальтарене умерших жителей побережья хоронили в море.

– Оспа многих скосила в тот год, – с горечью произнес рыбак. – Многие семьи потеряли своих. Только святые братья Церкви Благодати смогли остановить эту напасть. Говорили, ее нам наслали ведьмы с Аталаны.

Смирд покачал головой:

– Я бывал на Аталане. Тамошние ведуньи врачуют всех страждущих, они никому не чинят зла.

Рыбак пожал плечами:

– Так говорят святые братья, не мне сомневаться в их словах.

Рыцарь повернул голову и взглянул на рыбака:

– Ты слепо веруешь в истину Благодати?

– Не понимаю тебя, господин Смирд, – насторожился рыбак.

– Сколько ты жертвуешь на благо церкви от того, что добываешь своим трудом? – поинтересовался воин.

– Как и все, ровно половину.

– И ты не чувствуешь себя ущемленным?

– Но ведь святая церковь заботится обо всех нас, а благословленные ею рыцари лордов-защитников оберегают нас от врагов. Ты сам служишь церкви в армии лорда.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке