Свобода уйти, свобода остаться

Тема

Гроза покидала рейд.

Возвращалась домой - в море, которым была рождена. Уходила как корабль, под парусами лиловых туч. Уходила, оставляя разлитой в воздухе ту особенную свежесть, которую поэтически настроенные личности именуют не иначе, как «первый вздох новорожденного мира», а все остальные ругают за пронзительную сырость.

Волны, еще совсем недавно с пугающей силой бившие в борта, теперь всего лишь ласково поглаживают просмоленные доски. По мокрой палубе рассыпаются блики лунного света.

- Поднять колмы [1] !

Окончание команды сливается с топотом ног, затихающем где-то на полубаке. Два треугольных паруса начинают медленно ползти вверх.

- Навигатор: уходим с рейда, барраж пол-узла!

За горстью небрежно оброненных слов следует недолгая пауза, по истечении которой судно, повинуясь уверенным рукам матросов, плавно разворачивается к ветру.

- Парусным мастерам: ходовая готовность!

Короткая дробь топота, и тишина утренних сумерек вновь нарушается только поцелуями волн в правую скулу фессы [2] .

Утихающий ветер лениво играет мокрыми парусами, но раздающиеся хлопки только подчеркивают напряженность беседы двух теней на крыше рубки изящной кормы.

- Не беспокойтесь, все движется к намеченной цели, - голос одного из полуночников нарочито спокоен, что само по себе не является самым лучшим способом внушить спокойствие окружающим.

- Согласен. Но с той ли скоростью, что нужно? - Язвит второй.

- Ламма [3] прибудет вовремя, dan [4] .

- А все остальное? Вы уверены в успехе?

- Настолько, насколько вообще можно быть в чем-то уверенным. Сроки рассчитаны самым тщательным образом. Случайности? Их не будет.

- В самом деле? - Сухой смешок. - Да будет вам известно, капитан, нет в мире ни одной вещи, которая могла бы избежать влияния основного закона жизни.

- В чем же он состоит, любезный dan? - В голосе первого слышна легкая снисходительность: примерно так разговаривают с несмышленым, но очень обидчивым подростком.

- Если что-то может пойти наперекосяк, то пойдет непременно, капитан! Поэтому я и…

- Парус! - Скатывается из «вороньего гнезда» матрос, и если учесть, сколько в его голосе искренней радости, можно предположить: впередсмотрящему обещали пару монет за дополнительное рвение.

- Видите: все в порядке. Нам осталось только сдать груз и вернуться домой.

- Домой… - задумчиво, но все так же тревожно, как и раньше, протянул второй. - Не хотелось бы возвращаться под раздачу.

- Вы совсем не верите в успех, любезный dan?

- Верю. Но вера, капитан, ничто перед волей.

- Вашей или?… - Пробует уточнить капитан.

- Волей провидения, - следует мрачный ответ.

Небо на востоке светлеет. Приближается день. Но сначала… Сначала всегда наступает утро, не правда ли?

Пятый день месяца Первых Гроз

Изменчивая Ка-Йи в созвездии Ма-Кейин.

Правило лунного дня: «Все, что ты должен делать, опирается на обыденную реальность, воплощенную в осязаемые формы».

«Лоция звездных рек» напоминает:

Ка-Йи следует курсом, задающим трепетную чувствительность к пришествиям извне, которые мы сердцем ощущаем так же ясно, как кожей - горячее дыхание своей возлюбленной.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке