Наследие Арконы

Тема

«Рюрик ухватился за стремя, удержал

Олега:

— Погоди… Хоть кто-то уцелеет?

Олег покачал головой, ему было тяжело

смотреть в наполненные мукой глаза князя:

— Аркона будет уничтожена! Воронье

разжиреет, убиты будут все, даже собаки и

кошки. Ветер разнесет пепел от дворцов и

собачьих будок! Как уцелеет кто-то из

твоих потомков, если они, как их пращур,

первыми пойдут в сечу?»

Юрий Никитин, «Гиперборей»

ГЛАВА ПЕРВАЯ. НЕОКОНЧЕННЫЙ ПОЕДИНОК

— Очнулся, болезный! Ну и хорошо. А ты терпи, русич, может, князем станешь! — дед хлопотал у изголовья, заговаривая боль.

Впрочем, боли уже не было. Блаженно вытянувшись на шкуре медведя, Игорь приводил в порядок мысли, но они роились, точно пчелы, не желая подчиняться прояснившемуся сознанию.

Он прекрасно помнил турнир, торжество Всеслава, своего учителя, опьяняющую радость победителя — я еду в Германию! Деньги для школы будут! Ну, что теперь думаете о Горянке, господа «восточники»?! Аплодисменты! Цветы! Прожектора!

Победителя? Да, не кажи «гоп» — пока не перепрыгнешь!

Снова ударил гонг — то судья возвестил, что с чемпионом собрался драться кто-то еще. По законам закладного боя без правил это мог сделать каждый желающий. Игорь сразу вспомнил голос «доброжелателя» в телефонной трубке, который настойчиво советовал ему «лечь под последнего». Игорь это предложение проигнорировал, для него важны были не только деньги…, хотя и они тоже. Именно из-за денег он ввязался в коммерческие бои. Это в Круге не приветствовалось. Да и Всеслав, понятно, возражал, но потом и сам стал переживать за лучшего ученика, столь рьяно пропагандирующего с экранов популярного телешоу славяно-горицкую борьбу. Тогда он чуть не поссорился с самим Селидором. И вообще пришло время раздоров.

Но когда Игорь снарядил за свой счет первую экспедицию и организовал группу в детдоме… Тут у Всеслава душа совсем оттаяла, и он стал присутствовать на всех боях ученика в качестве официального тренера.

Неожиданный вызов на поединок Игоря не испугал. Могли бы уложить на ринге — не стали бы звонить и предлагать астрономические суммы. Кроме того, вызов был брошен слишком поздно, титул чемпиона до следующего шоу у него уже не отнять. Поэтому он легко вернулся обратно на ринг.

Лицо поединщика показалось Игорю ужасно знакомым, хотя он готов был поклясться, что нигде его ранее не встречал. Вообще, странное это лицо, запоминающееся… Никакой мимики! Неестественный синеватый цвет кожи, при виде которого Игорь сперва подумал, что противник мазался чем-то неподходящим. От его неживого лика веяло холодом. Игорь мысленно окрестил бойца «демонойдом».

… Уже с четверть минуты он безрезультатно силился понять по первым скупым движениям незнакомца, каких неприятностей от него следует ожидать. Надо было бы тянуть время, уходить от атак, «раскалывая» тактику врага и одновременно изматывая его, но Игорь, несмотря на большие успехи в Свиле, пользоваться ей на ринге не любил хотя бы уже потому, что именно эту эффектную технику требовали от него назойливые шоумены. Ведь, именно в Свиле содержалось наибольшее количество особых приемов, совсем не предназначенных для широкой публики. К тому же Игорю хотелось поскорее закончить бой, и он, как всегда в таких случаях, сделал ставку на «Троянов Огонь», вовсю используя свой высокий рост.

Но противник выдался удивительно крепким. Казалось, он совершенно не чувствовал боли, игнорируя прямые рубящие «киевы» удары, способные отправить в нокаут Майка Тайсона. «Демонойд» отлетал к канатам, но возвращался. С грохотом падал, но неизменно поднимался, корчился от энергичных серий, но тут же распрямлялся. Густая черная кровь текла по лицу… Он всасывал эту жижу разбитыми губами, однако вновь и вновь упрямо проламывался сквозь контратаки Игоря, стремясь дотянуться до уязвимых точек.

В зале повисла напряженная тишина. У Игоря неимоверно болели отбитые руки, левое колено сгибалось с трудом, он давно уже вовсю уклонялся от незнакомца, перейдя к глухой защите. Парень стремился не то что победить, а хотя бы встретить перерыв на ногах. Как сквозь вату, до него донесся голос Всеслава, оравшего у судейского столика: «Какой допинг-контроль!? Он пришел из зала! Игорь, вали Изнанкой!»

Изнанкой называлась тайная техника, предназначенная для исключительных ситуаций. Однако Игорь ничего более сделать не успел. «Демонойд» косо замахнулся, чуть споткнувшись на встречном хлестком ударе Игоря, и страшно далеко выбросив руку, достал ему до печени.

Остальное Игорь помнил отрывочно. Острая боль в животе, затем сверху обрушивается гора, он валится в опилки, над ним нависает окровавленное лицо из сна полного ужаса… Всеслав, ведущий «Ярую Сечу» на темную, непоколебимую фигуру… Он же, с кровавыми дырами вместо глаз, агонизирующий в углу ринга… Какие-то люди в белых плащах — или халатах?… И все это в глухой, непроницаемой, ватной тишине…

Игоря передернуло. Здесь, у деда Олега, ему было удивительно хорошо. Может быть, впервые за много месяцев вялотекущего кошмара, в который превратилась жизнь, он почувствовал себя спокойно, поверил в свое будущее. Рассудок не желал вновь окунаться в трясину отвратительных переживаний. Но чтобы выжить и не терять надежды, надо было во всем разобраться. Попытаться хотя бы! Итак…

Очнулся в палате, куда его перевели из реанимационной барокамеры. Список травм занимал две с половиной страницы, и треть из перечня была смертельна.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора