Организм 2.0

Тема

Часть 1. Проникновение

Пролог. Часть 1

Погруженная в полу–мрак комната была небольшой – три на четыре, а тянувшийся вдоль одной стены компьютеризированный пульт делал ее и того меньше. Кривые графиков, скакавшие по множеству дисплеев, и подсвеченные мягким светом клавиши отбрасывали всполохи света на лицо сидящего перед пультом мужчины–азиата в очках и белом халате. Время от времени загорался огонек индикации и мужчина уверенным движением руки тянулся к той или иной клавише. Клац – и огонек индикации гаснет. Рука движется дальше, находит следующую клавишу. Клац – гаснет очередной огонек. И так раз за разом. Пожалуй, предложи кто‑нибудь включить в комнате свет, мужчина просто отмахнулся бы от любезного предложения. Он был слишком занят графиками, а годы практики позволяли ему не думать, что следует жать в ответ на сигнал с пульта. Словно слепой музыкант он по памяти исполнял свою любимую мелодию.

С тихим шелестом отъехала в сторону дверь, и в спину увлеченного работой ученого ударил поток света.

— Господин Чи Квон? – не то констатировал, не то спросил замерший на пороге мужчина в строгом деловом костюме, осанка которого, однако, выдавала в нем военного. Ученый не ответил, даже не обернулся, и Куратор повысил голос: – Господин Чи Квон?! Я вам не помешаю?

Ученый махнул рукой. Что означал жест – непонятно, но Куратор шагнул за порог, щелкнул выключателем на стене, и под низким бетонным потолком вспыхнула яркая люминесцентная лампа.

Вздрогнув, ученый резко распрямился и обернулся.

— А, это вы, господин Анатольев, – когда его глаза привыкли к свету, тихим, интеллигентным голосом произнес Чи Квон.

— Вас предупреждали о моем визите. Неужели опять забыли?

— Простите, господин Анатольев. – Чи Квон вновь уставился в пульт. – Последние двое суток я немного занят. Опыт в самом, – ученый, урожденный китаец корейского происхождения, замялся, подыскивая в сложном русском языке, которым владел в совершенстве, подходящее слово, – разгаре.

Вскинув брови, Куратор уставился на стену перед пультом, представлявшую из себя сплошной ЖК–дисплей, отключенный в данный момент.

— Простите, господин Чи Квон, мою неосведомленность, но разве это нормально, что вы проводите опыт без визуального контроля?

— Мне достаточно показаний приборов.

Куратор с сомнением покосился на сотни клавиш, джойстиков и мониторов на пульте, над которым легко порхали руки ученого.

— Я не сомневаюсь. Но правила безопасности должны трактоваться однозначно – когда в лаборатории живые подопытные, требуется визуальный контроль.

— Взгляните, господин Анатольев. – Ученый ткнул в один из мониторов, на котором красным светилось два силуэта шимпанзе. – Подопытные на месте. Будьте уверены, им никуда не деться. Они привязаны к столам, а стены лаборатории больше двух метров в толщину. К тому же мы находимся на глубине пятьдесят метров под землей. Что страшного может случиться?

— Господин Чи Квон! – повысил голос Куратор.

Ученый обреченно вздохнул – ох уж эти вояки с их правилами! – и обернулся к гостю.

— Понимаете, господин Анатольев, мне бывает крайне неприятно наблюдать за тем, какую иногда реакцию оказывают протисты на моих подопытных. Я не могу сосредоточиться и спокойно работать в условиях, когда эта штука, – Чи квон обвел стену рукой, – показывает мне, как сильно страдают мои животные. Я не хочу видеть во всю стену, как их выворачивает наизнанку! Я не переношу вида крови! Поэтому я направил запрос господину Маркову и получил его разрешение работать без визуального контроля.

Губы Куратора превратились в тонкую полоску. Сложив руки за спиной, он сказал:

— Во–первых, Марков не отвечает за безопасность объекта. Во–вторых, с этого момента он переведен на другую должность. В–третьих, я направлю к вам опытного психолога. Он поможет вам справиться с вашими нервами. В–четвертых, включите наконец главный дисплей. В–пятых, я хотел бы узнать о результатах. – Немного подумав, Куратор задал еще дин вопрос: – Кстати, где ваши лаборанты?

— Господин Анатольев, сейчас пять часов утра. Если вы забыли, вы не в Москве, а на границе с Китаем. Здесь иной часовой пояс.

— Вы не ответили, – спокойным тоном напомнил Куратор.

Чи Квон заерзал и мгновенно поумерил пыл. Его тон стал заискивающим:

— Эксперимент мог бы проводиться в автоматическом режиме, но я решил остаться здесь и понаблюдать. В присутствии лаборантов нет никакой нужды. Я отправил их спать.

— Главный дисплей. – Куратор указал на стену.

Чи Квон вновь издал обреченный вздох и ткнул в клавишу на пульте. Однако дисплей не спешил загораться. Потыкав в клавишу еще несколько раз, ученый задумчиво пробормотал:

— Хм, кажется, он не включался так давно, что мы не заметили, как он вышел из строя.

Куратор сокрушенно покачал головой.

— Вы не умеете врать, господин Чи Квон. Совсем. Наверное, вы не в курсе, что я немного знаком с роботизированным лабораторным комплексом. С которым вы прямо сейчас работаете. – Он расстегнул верхние пуговицы пиджака. В его голосе зазвучали стальные нотки. – Пускайте газ и заканчивайте опыт. Затем мы законсервируем комплекс и все вместе отправимся в Москву. Присвоенный объекту уровень безопасности не терпит никаких нарушений режима. Нам придется серьезно поговорить о вашем поведении и убрать вас с должности главы комплекса. Отныне объект будет курировать военное ведомство. – На свет из за пазухи появился «глок». – Или у вас есть возражения? И, кстати, включите наконец главный дисплей! Мне подсказать вам нужную кнопку, или теперь сумеете найти ее сами?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке