Разгром в Сент-Луисе

Тема

Аннотация: Бытовые убийства, шантаж и коррупция блекнут перед грудой трупов, которые оставляет за собой Мак Болан, ведя нескончаемую войну против организованной преступности. Мафия терпит одно поражение за другим. Но усталость берет свое. Как долго может человек в одиночку сражаться с таким коварным врагом? Не станет ли разборка в Сент-Луисе последней для человека в черном?

---------------------------------------------

Дон Пендлтон

Разум сам себе хозяин,

Он ему — лишь волю дай —

Может сделать ад из рая,

И создать из ада рай.

Джон Милтон. Потерянный рай

Вот здесь, в аду, и есть то самое место, где происходит сотворение мира. Но существование ада лишается смысла, если пустует рай. Мы должны выбирать и кто-то из нас выбирает рай, кто-то — ад. Я сделал свой выбор. И я намерен управлять этим местом, если смогу, чтобы придать его существованию хоть какой-нибудь смысл.

Из военного дневника Мака Болана

Пролог

В охваченных войной районах юго-восточной Азии он был известен под кличкой Палач. Этим кодовым именем наградило его собственное правительство. Вражеское командование именовало его не иначе, как «этот дьявол», и регулярно повышало награду за его голову. Но в тех же самых районах были люди, называвшие его Сержант Милосердие, и многие запуганные, изнуренные болезнями крестьяне, живущие в этих залитых кровью странах, жизнью своей были обязаны этому бесстрашному молодому человеку, шагавшему через ад и несшему смерть в одной руке и сострадание в другой.

Мак Болан был специалистом по операциям в тылу противника, командиром элитной группы коммандос, официально известной как команда «Эйбл». Задачей команды были диверсии, шпионаж, саботаж, убийства и полная деморализация противника — все это она проделывала с высочайшим профессионализмом. Эти бойцы джунглей проникали глубоко в тыл противника, работали на обширных территориях в полном отрыве от тыловых баз, в полной изоляции от передовых частей, а зачастую и друг от друга. Они вели войну на свой страх и риск и выживали лишь благодаря изворотливости и интуиции.

И в среде этих профессионалов Болан считался мастером подобных игр. Феноменальный стрелок, крутой и хладнокровный боец, машина смерти со стальными нервами, безошибочными инстинктами и несокрушимой целеустремленностью — счет ликвидированных им «больших шишек» противника перевалил за сотню, а его, подвиги стали легендой в зоне боевых действий. А потом Палача внезапно отозвали домой: ему дали отпуск по семейным обстоятельствам, ибо вся его семья пала жертвой войны совсем другого рода.

Мак Болан больше не вернулся в джунгли Юго-Восточной Азии.

Джунгли обосновались в его душе, и он привез их домой. Болан похоронил своих родных и начал свою собственную войну против «величайшего врага» на родине.

Это был дерзкий, небывалый вызов даже для человека его опыта и квалификации.

Мак Болан-Палач объявил войну мафии. То была безнадежная война — нелегальная, аморальная, невозможная, — но прошедший все круги ада сержант вел ее с беспримерным мужеством и самоотдачей, так что временами даже начинаю казаться, что у него есть шанс выиграть бесконечную схватку, в которой постоянно терпели неудачу армии полицейских.

Он избрал наступательную тактику и выжил более чем в двадцати сражениях на заранее выбранных им территориях. В своих действиях Болан умело сочетал стратегию блицкрига и приемов партизанской войны в джунглях. Его внезапные нападения приводили противника в состояние полного ошеломления, хаоса и, как правило, враг нес большие потери.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке