Тайна придворного шута

Тема

Аннотация: 1756 год. Дрезден. Любимый придворный шут курфюрста Саксонии Шнеллер, попавший к покровителю в немилость, уходит из жизни, унося в могилу тайну своих легендарных сокровищ…

Наши дни. Берлин. Студентка Клаудиа Шустер находит в старинной книге поразительный отрывок, позволяющий пролить свет на судьбу исчезнувшего богатства Шнеллера…

К несчастью, драгоценности шута ищет не только она одна…

Жажда денег, стремление к власти и одержимость истинных «искателей приключений» сплелись в тугой узел. И разрубить его сможет лишь тот, кто способен до конца пройти по опасному лабиринту загадок прошлого…

---------------------------------------------

Детлеф Блюм

Посвящается Рут

Замок на крышке ларца состоял из пары задвижек. Мы сдвинули защелки, затаив дыхание и ожидая чего-то ужасного. И мгновение спустя увидели бесценные сокровища, которым не было счета. Нашему взору предстала груда золота и драгоценных камней, сверкавших так, что глаза наши ослепли.

Эдгар Аллан По. Золотоискатель

31.10.1662

Я выполняю поручение лорда Сэндвича и сэра X. Беннета. Мы должны найти золото, спрятанное мистером Бекстерсом в одном из тайников.

7.11.1662

Третий раз копаем в башне, снова безрезультатно.

Самуэль Лепи. Дневники

ГЛАВА 1

Утро вечера мудренее!

Симон Шустер вздрогнул. Он только сел завтракать, как со своей утренней велосипедной прогулки вернулась Клаудиа. Если она ночевала в доме отца, то по утрам всегда отправлялась в парк Грюневальд. Голова Симона гудела после вчерашнего, и громкие звуки голоса дочери вонзились в мозг, словно тысячи раскаленных иголок. Разумеется, виски, которое он решил попробовать, проводив гостей, было лишним. Поэтому сегодня он с большим удовольствием оставался бы в постели вместо того, чтобы выслушивать двусмысленные приветствия будущего этнографа.

Клаудиа поцеловала отца и уселась за накрытый стол. Она уже успела переодеться после прогулки в застиранные до безобразия джинсы и умопомрачительный красный топик. Черные волосы были мокрыми после душа.

— Ты выглядишь так, будто вчера обкурился сигар, — прокомментировала она вид отца.

— Дочке сейчас лучше помолчать, — буркнул в ответ Симон, не удостоив ее взглядом, и отправился в соседнюю комнату, чтобы пролистать утренние газеты.

Завтрак, приготовленный Джулией для Симона, явно был призван сгладить последствия мучившего его похмелья: свежие огурчики, яичница с беконом, колбаски, селедочка, бульон, зеленый чай и свежевыжатый апельсиновый сок. Просматривая статью о завершившемся вчера конгрессе этнографов, Клаудиа старалась не шуршать газетными страницами, чтобы не мешать отцу. Она прекрасно знала: если тот начинал разговаривать с ней в третьем лице, следовало быть очень осторожной. Невольно ей в голову пришла цитата из Элиаса Ганетти: «Там люди читают газеты два раза в год: когда заболевают и когда выздоравливают». Она не знала, знаком ли этот пассаж отцу, но вслух процитировать классика не решилась.

Симон не успел побриться и причесаться, волосы его выглядели словно стог сена, разметанный летней непогодой. Этот удручающий пейзаж тем не менее не испортил девушке воскресного настроения. Единственное, что не очень радовало, — установившаяся этим летом жара. На часах не было еще и десяти, а от ночной прохлады не осталось и следа. Солнце палило нещадно. Клаудиа прикрыла глаза и поудобнее устроилась в плетеном кресле. Она наслаждалась тишиной, царившей вокруг, с неудовольствием думая лишь о том, что сегодня, как и каждое первое воскресенье месяца, в их доме состоится собрание клуба Фонтане [1] .

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора