Убийца во мне

Тема

Аннотация: Лу Форд – помощник шерифа в маленьком техасском городке. Он нетороплив, скучноват и дружелюбен, что называется, свой парень. Он изрекает банальности и вежлив с правонарушителями. Никто из окружающих не подозревает, что под маской добродушия притаился безмолвный и неумолимый убийца.

Классический роман нуар выдающегося американского писателя Джима Томпсона, прославившегося книгами, в центре которых – темные стороны человеческой натуры и общества.

---------------------------------------------

Джим Томпсон

1

Я доел пирог и пил вторую чашку кофе, когда увидел его. Заслоняя глаза ладонями и щурясь от света, он заглядывал в окно ресторана с того края, который был ближе к станции. Он увидел, что я наблюдаю за ним, и его лицо тут же растворилось в темноте. Однако я знал, что он все еще там. Я знал, что он ждет. Эти бродяги всегда считают меня простофилей.

Я зажег сигарету и слез с табурета. Официантка, новенькая из Далласа, смотрела на меня, пока я застегивал китель.

– Ой, да у вас даже нет пистолета! – воскликнула она таким тоном, будто сделала открытие.

– Нет, – улыбнулся я. – Ни пистолета, ни дубинки – ничего в этом роде. А зачем?

– Но вы же полицейский, я имею в виду – помощник шерифа. А что, если какой-нибудь проходимец попытается убить вас?

– У нас здесь, в Сентрал-сити, мало проходимцев, мэм, – ответил я. – Как бы то ни было, люди есть люди, даже если они встали на неправильный путь.

Если ты не причинишь им вреда, то и они ничего тебе не сделают. Они прислушаются к голосу разума.

Она покачала головой. Ее глаза расширились от благоговейного страха. Я неторопливо направился к кассе. Хозяин подвинул ко мне сдачу и положил сверху парочку сигар. А потом еще раз поблагодарил меня за то, что я занялся его сыном.

– Теперь, Лу, он стал совсем другим, – добавил он, растягивая и соединяя слова в характерной для иностранцев манере. – По ночам сидит дома, хорошо учится в школе. И все время говорит о вас – мол, какой замечательный человек наш помощник шерифа Лу Форд.

– Да я, в общем, ничего и не сделал, – сказал я. – Просто поговорил с ним. Проявил интерес. Любой мог бы сделать то же самое.

– Нет, только вы, – возразил хозяин. – Потому что вы хороший, и люди рядом с вами становятся лучше. – Он готов был и дальше петь мне дифирамбы, но у меня не было желания выслушивать его. Я облокотился на стойку, скрестил ноги и медленно затянулся сигарой. Хозяин мне нравился в той же степени, что нравились другие люди, – однако он был слишком хорош, чтобы просто так уйти. Для меня наслаждение – общаться с такими, как он, вежливыми, умными.

– Вот что я вам скажу, – медленно проговорил я, – я смотрю на это так: человек получает от жизни не больше, чем вкладывает в нее.

– Гм, – промычал хозяин, забеспокоившись. – Думаю, Лу, вы правы.

– Знаете, Макс, на днях я долго размышлял, и вдруг мне в голову пришла одна поразительная мысль. Пришла совершенно неожиданно, как гром среди ясного неба. Ребенок творит взрослого. Вот так. Ребенок творит взрослого.

Улыбка на его лице стала натянутой. Я слышал, как скрипят его ботинки; – он нервно переступал с ноги на ногу. Если на свете и есть что-нибудь хуже зануды, так это сентиментальный зануда. Но кто посмеет взять и оборвать милого, дружелюбного парня, который готов по первому твоему слову снять с себя последнюю рубаху?

– Думаю, мне следовало бы стать профессором в колледже или чем-то в этом роде, – продолжал я. – Даже во сне я продолжаю решать проблемы. Взять хотя бы ту жару, что была несколько недель назад. Многие считают, что жарко от жары. А на самом деле не так. Жарко, Макс, не от жары, а от влажности.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора