Топ Дог

Тема

Аннотация: Футбольные страсти становятся смыслом существования, ради благополучия любимой команды фанаты готовы пойти на преступление, сломать чужую жизнь, но наступает момент истины, и...

«Топ Дог» (буквально «Вожак стаи») — такое прозвище получает в одноименном романе Дуги Бримсона — продолжении нашумевшего триллера «Команда» — главарь одной из группировок футбольных хулиганов Билли Эванс. На этот раз Билли, сумевший уйти от правосудия в финале предыдущего романа, оказывается во главе службы безопасности футбольного клуба...

Данный текст является первым вышедшим в России переводом книги Дуги Бримсона «Top Dog». Существует и другая, более поздняя, версия перевода, также выпущенная издательством «Амфора», под названием «Самый крутой».

---------------------------------------------

Дуги Бримсон

ПРЕЛЮДИЯ

Среда, 8 марта 2000 года, 16.55

Билли Эванс глубоко затянулся только что закуренной сигаретой марки «Бенсон и Хеджес», закрыл глаза и откинулся на роскошное кожаное сиденье «рейндж-ровера» под звуки Эла Грина, певшего «Кто залечит разбитое сердце», которые лились из стереосистемы.

Для Билли, выросшего на рационе музыки 70-х и 80-х, Эл Грин был божеством. Он даже назвал своего первого сына в честь этого великого человека, хотя Саманта и утверждала, что Эл Эванс не звучит, вынудив его пойти на компромисс и согласиться на Элфи.

А эта песня вообще была для него самой важной. Именно под нее он вез Саманту домой в тот вечер, когда они познакомились в «Золотом прииске» на острове Кэнви, и под нее же они танцевали на своей свадьбе. Это была их песня, и она никогда ему не надоедала.

Через 6 минут 24 секунды, все еще чувствуя мурашки на шее, он наклонился вперед, едва слышно выругался, нажал кнопку повтора, прибавил звук и снова с улыбкой откинулся на спинку сиденья.

Эл едва начал второй куплет, как задумчивое состояние Билли было нарушено стуком в окно. Не открывая глаз, он инстинктивно поднял кулак и по— казал два пальца. Он прекрасно знал, кто это. И они могли подождать.

Грэм Хокинс попытался снаружи заглянуть внутрь сквозь тонированные стекла, плюнул и, выругавшись, двинулся через стоянку обратно к четверке с иголочки одетых парней, стоявших прислонясь к серебристому «мерседесу». Многолетнее общение с Билли заставило его наизусть выучить все песни Эла Грина. Вследствие чего тот вызывал у него стойкую ненависть.

— Этот распиздяй выложил почти восемьсот фунтов за стереосистему, и теперь только и делает, что слушает эту негритянскую музыку. Ему самому надо было черным родиться. — Он резко и отрывисто затянулся не столько ради удовольствия, сколько для того, чтобы посмешить присутствующих, и, кипнув высокому стройному негру, стоявшему перед ним, добавил: — Без обид, Стретч. — После чего оба рассмеялись.

— О чем ты, Хокинс? Я и сам люблю послушать «Аббу». Хорошая старомодная музыка.

Хокинс улыбнулся и отшвырнул окурок в сторону черного «рейндж-ровера».

— Тебе никогда не удастся стать приличным белым человеком, Стретч. Член не дорос.

— Твоя мама считает иначе.

— А твоя солидарна со мной, — откликнулся Хокинс, прикуривая следующую сигарету.

От компании отделился один из парней, бессознательно одергивая полы своего нового фирменного пиджака.

— Твою мать, Хок, поторопи ты его, наконец. В «Болейн» будет не протолкнуться, пока мы доберемся.

Хокинс наградил собеседника долгим взглядом и покачал головой.

— Пошел ты. Пижама. Ты что, не видел — я только что стучал ему в окно. Чего тебе еще от меня надо? Ты же его знаешь. К тому же, насколько я могу судить, — Хокинс помедлил, внимательно прислушиваясь к звукам, доносившимся из машины, — секунд через сорок он выйдет.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке