Торжество побежденного

Тема

---------------------------------------------

Владимир Горбачев

I

Вспыхнувший на пульте зеленый огонек указывал, что бот вошел в зону контроля спутника. До посадки оставалось чуть больше часа. Инспектор в последний раз взглянул на страницу «Миамы и вавилоиды. Новейшие данные» (кажется, он уже выучил ее наизусть) и закрыл окно. Нашел на обзорном экране спутник — яркую точку над экватором — и дал увеличение. Массивный цилиндр основного блока, торчащие в разные стороны рабочие и грузовые отсеки — спутник напоминал неуклюжего металлического жука, шевелящего усами солнечных батарей. Вглядываясь в знакомые по фотографиям переплетения конструкций, он искал что-то новое, чужое — крейсер, исследовательский модуль, бот, наконец, — но ничего этого не было. Да и не могло быть — электронный сторож немедленно сообщил бы на базу о прибытии любого корабля.

Инспектор связался с ним и затребовал данные о всех посетителях, побывавших на борту с момента вывода на орбиту. Список получился довольно длинный. Он просмотрел сведения за последние три месяца. Зафиксировано прибытие наладчика для профилактического осмотра систем и четыре визита ученых с базы: настройка радиотелескопа на новый район, доставка образцов для эксперимента на орбите, изъятие их после завершения эксперимента… Цель еще одного посещения была сформулирована как «уточнение данных». Ладно, займемся этим позже. Он запросил также данные о состоянии околопланетного пространства. Немного помедлив, компьютер выдал информацию: плотность поля, пыль, интенсивность излучения, Мария с Луизой… И разумеется, никаких кораблей. Что ж, этого следовало ожидать, иначе разгадка была бы слишком легкой.

Мерцающий всеми оттенками лилового диск уже заполнил весь иллюминатор. Ближе к ночной стороне цвет густел, становясь фиолетовым. База располагалась в Северном полушарии — 36-й градус широты, 70-й долготы, где-то вон там. Иллюминатор по другому борту заливал мрак. Лишь прильнув к стеклу, можно было разглядеть в нескольких местах багровые пятна — это светились пылевые облака.

Ожил переговорный экран, на нем возник бородач в комбинезоне.

— Рад вас приветствовать! — произнес он. — Как прошел перелет?

— Превосходно, — ответил инспектор. — Что у вас?

— К сожалению, ничего хорошего. Те явления, о которых мы сообщали, продолжаются. Появилось и кое-что новое, похуже.

— Да? Что именно?

— Знаете, пусть вам расскажет обо всем сам Струманти. Вам ведь еще надо подготовиться к посадке. Да, кстати, когда войдете в атмосферу, мы начнем вас вести. Ни о чем не беспокойтесь. Точного приземления!

Экран опустел. Пора было собираться. Инспектор отстегнулся от кресла и, слегка оттолкнувшись, направился к койке. За неделю полета он успел привыкнуть к невесомости и почти не делал ошибок. Он снял со стены фотографию, отвязал прикрепленный к изголовью блокнот, попутно отметив, что тот на ощупь совсем холодный и, как видно, нуждается в подзарядке. Заглянув в санузел, он забрал расческу. Сейчас такими уже никто не пользовался, но он привык. Этот кусочек пластмассы пережил его несчастливый брак и был дорог хотя бы этим.

На табло уже мелькали цифры, отсчитывая время, оставшееся до запуска тормозных двигателей. Он прикрепил к креслу ранец, пристегнулся сам. Ноль! В корме мягко взревело, тело налилось тяжестью. Корабль повернулся, планета теперь была под ним, в иллюминаторах быстро светлело — он входил в атмосферу.

10 тысяч метров, 8, 7… Молочная пелена залепила стекла, затем отхлынула. Несколько секунд корабль летел между двух облачных слоев, освещенных закатным солнцем, и вновь нырнул в тучи. Электрические разряды мелькали по сторонам, струились по корпусу.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора